10:25 

Гамбит оборотня, глава 9, начало

InnaMorania
Доминик отвез Максима в резиденцию, выписал ему в администрации допуск в библиотеку и распрощался с магом. Учитывая, с каким нетерпением тот буквально выхватил у вампира бумагу, Макс планировал заночевать среди книг в библиотеке.
Ну что ж, пусть ищет. Значит, Варвара действительно что-то необычное, раз Максим с горящими глазами бежал в сторону кабинета Паноптикума. Даже забыл о своей женщине, от которой его так не вовремя оторвал Доминик, приказав срочно приехать к дому Вари.
Вот уж действительно - хлебом не корми, только дай порыться в архивах резиденции, полистать старинные фолианты, попробовать в деле неизученные и позабытые арканы.
Повезло клану с Максом. После окончания гильдейского пансиона он был одним из немногих, кто решил работать на вампирский клан. Парень правильно рассудил - маг среднего уровня, кем бы он был сейчас в Гильдии? Штатным сотрудником без каких-либо перспектив на заметное будущее. Винтик в огромном механизме магов и менталов.
А в клане умели ценить и новаторские идеи, и ответственный подход.
И вот такие сверхурочные инициативы.
Мысли префекта вернулись к Варваре. Доминик в который раз похвалил себя, что не послушался ее гордого "нам больше не стоит встречаться", а, решив поиграть в настойчивого поклонника, успел вовремя прийти к ней на помощь. Мужчина вспомнил глаза девушки, широко распахнутые, испуганные, но в тоже время полные решительности, когда она гордо встала с парфорсом на шее. Иглы причиняли Варе боль, жалили до крови, но она все равно готова была дать отпор брату-мерзавцу.
Варвара оказалась сильной. И смелой.
И Доминик впервые задумался, что девушка его привлекает уже не просто как полу-свидетельница - полу-обвиняемая в нападении на новичков-вампиров, а как достойная и самодостаточная женщина.
Хорошая пара для префекта.
Мужчина усмехнулся. А почему нет? Потом, когда все уляжется, и если Варя действительно окажется не замешанной в этом преступлении...
Воображение нарисовало горячие картины с девушкой, и Доминик широко улыбнулся. Ему понравилось представлять Варвару, тонкую, хрупкую красавицу в своих объятиях. Вот она томно изогнулась, подставляя свою грудь под его губы. Роскошные волосы тяжелой волной заскользили по белоснежной коже, касаясь округлых ягодиц. Вот она сама потянулась поцеловать, обвивая изящными руками его шею, вот...
Резкий звук сигнала вернул префекта к реальности. Он почти совсем затормозил на дороге, предавшись своим мечтам, и не заметил, как встал посреди полосы. Его машину огибали другие автомобили, возмущенно сигналя.
Ник тряхнул головой. Действительно, что-то он совсем расслабился.
Итак, на подозреваемую сегодня было совершено нападение. Причем, нападавший оказался родным братом девушки.
Но зачем ему это было нужно? Как его зовут... Вячеслав, кажется? Ник чуть прищурился, припоминая данные из досье на юного мага. Парень вполне одаренный, с неплохими перспективами. И вдруг - так подставиться? Или был уверен, что при теперешнем положении оборотней в Гильдии, на его выходку посмотрят сквозь пальцы?
А ведь раньше анималы были в Гильдии наравне с магами. Доминик сам не застал, но Матвей рассказывал, что в свое время оборотни неплохо трепали вампиров в схватках с гильдейцами. Связываться с ними было опасно. Но с приходом к власти Владислава все изменилось и вот уже тридцать лет, как оборотни в Гильдии все больше ущемляются в правах. Особенно их стали прижимать после того восстания, что анималы подняли двадцать лет назад, короткого, но очень кровавого.
Что ж, для смертных тридцать лет -- большой срок. Весомый.
За это время можно и забыть какие-то вещи, и изменить отношение к ним.
Звонок телефона отвлек Доминика от размышлений. Не отрывая взгляда от дороги, префект дотянулся до смартфона на приборной доске и включил громкую связь.
- Да, слушаю?
- Уважаемый префект, - бас Цехового мастера анималов Доминик сразу узнал, - Вы можете уделить мне пару минут?
- Уже, - мужчина проследил за поворотным сигналом машиной впереди и свернул на Садовое кольцо.
Савельев откашлялся, посопел в трубку, пытаясь, видимо, подобрать правильные слова.
- Могу попросить вас забыть о происшедшем с моей ученицей?
Вампир удивленно поднял бровь.
- С какой стати?
Олег Брониславович вздохнул.
- Господин префект, вы должны понимать, что сейчас начнется расследование происшествия и, откровенно говоря, Варе хватает забот и без вашего мелькания рядом с ней.
- Увы, - Доминик извиняюще улыбнулся в трубку, - Девушка сегодня пострадала и если бы не моя помощь, неизвестно, чем бы все закончилось. Я имею право хотя бы узнать итоги вашего расследования.
- Уважаемый господин Ламберт...
- Уважаемый господин Савельев, - Ник перебил Медведя, - вы прекрасно знаете, каким расследованием я сейчас занимаюсь. А ваша ученица проходит как свидетельница, в лучшем случае. Вы хотите, чтобы я обвинил Гильдию в заметании следов? Один подозреваемый исчез, вторая едва выжила после магического нападения. Согласитесь, все это очень странные совпадения.
- Вы правы, господин Ламберт, это действительно лишь совпадения, - ринулся в защиту Варвары ее учитель, - Я не могу отвечать за действия Соловьева, но гарантирую, что девушка непричастна...
- Тогда не ухудшайте ее и без того неприглядное положение, - отрезал Доминик, внимательно следя за знаками дорожного движения, - Сейчас она проходит только как свидетельница, но перевод ее в группу подозреваемых - это лишь дело времени. Мой начальник службы безопасности уже рапортовал мне, что с вашей стороны расследование сильно тормозят. То документы не вовремя подают для ознакомления, то ваши маги слишком тянут с опознаванием заклинаний. Вы хотите, чтобы я открыто предъявил обвинение Гильдии и передал дело для ведения департаменту Дитриха? Поверьте, он так церемониться не будет!
Убедившись, что цеховой мастер анималов действительно понимает, насколько расследование Оливера отличается от работы Дитриха и Инквизитора, Доминик с раздражением отключил смартфон.
Он прекрасно понимал опасения Медведя. Варя не раз подтвердила, что общение с вампиром для нее чревато неприятностями. Но для Ника сейчас важнее был не комфорт девушки, пусть и очень привлекательной, а собственное расследование.
...
Домой Доминик приехал почти в двенадцать ночи.
Жил он в районе Автозаводской, в новостройке, занимая двухуровневую комфортабельную квартиру с окнами на Москву-реку. Машину припарковал на подземной стоянке, затем на лифте поднялся к себе на этаж.
Доминик вставил ключ в замок и только приоткрыл входную дверь, как резко вспыхнувший свет больно ударил по глазам. Затем оглушающий визг "Ники!" и нечто тяжелое и сильно пахнущее алкоголем запрыгнуло на ошеломленно стоящего в дверях вампира.
- Ники, братишка! Я приехала!! Как же я рада тебя видеть!
Доминик с трудом оторвал от своей шеи визжащую от восторга девушку.
- Ева?!
- Собственной персоной!
Эффектная молодая девушка в красном кашемировом джемпере и черных брючках покрутилась перед мужчиной, чуть пошатываясь на высоченных шпильках. Яркие синие глаза, алые губы, нос усыпанный веснушками. И черная короткая до плеч грива волос, густых и шелковистых.
Единственная и нежно любимая приемная дочь Матвея Истомина, взбалмошная и непоседливая сестрица Доминика Ламберта.
- Ты уже приехала? - удивился вампир.
- Бинго! - воскликнула она и опять пошатнулась, - Ты угадал, братишка! А ну, дай я тебя еще раз поцелую!
Ева полезла к мужчине с новыми объятиями, но Доминик резко ее отстранил и помахал перед носом ладонью.
- Да ты пьяна!
От девушки очень сильно разило алкоголем.
- Окстись, христопродавец! - восторженно возмутилась Ева и зашлась в хохоте, - Всего пара бокалов, отмечая приезд в родные пенаты! - и снова закружилась в неуклюжем танце, - Я дома, дома, дома! Это же замечательно! Надо еще выпить! Обязательно! Майя, где бутылка вина? Того французского! И брату моему тоже налей!
- Пьяна! - с тоской заключил Доминик и скосил взгляд, -- И почему на этот раз?
Рядом с Евой возникла молодая женщина в черном деловом костюме. Невысокая, стройная, с короткой стрижкой светло-русых волос. И не такая яркая красавица, как сестра Доминика, и в то же время очень миловидная и привлекательна.
Майю к дочери приставил Матвей, чтобы та исполняла роль и подруги для своенравной девушки, и телохранительницы. Вампирка была ученицей Луки, одного из телохранителей понтифика, и учитель очень хорошо натаскал ее.
Недовольно сложив руки на груди, Майя осуждающе посмотрела на Еву.
- Здравствуй, Доминик, - и, когда мужчина ответно кивнул, ответила, - Мы сначала заехали к господину Матвею, но у того как раз сидела Елизавета со своим сыном. Сам понимаешь, Ева оставаться не стала. А затем мы проведали Оливера, но и он оказался не один.
Оливер! Ник внутренне застонал. Он обязан был напомнить другу о сегодняшнем приезде Евангелины, но с Варей и расследованием совсем забыл об этом.
Теперь понятно, почему Ева так напилась.
- Ники, - тормошила его сестра, - Ну давай же! Скажи, что ты рад меня видеть, Ник! Я к папочке забегала, а там эта сука сидит, - Ева сжала руками невидимое горло, - Так бы и удавила ее своими руками, стерву эту!
Взбалмошная Евангелина терпеть не могла любовницу отца и каждый раз старалась это показать телепатке. Девушка абсолютно не скрывала собственного отношения к Лизе, даже бравировала им, зная, что отец посмотрит сквозь пальцы на то, что творит приемная дочь. А его любовница каждый раз бесилась, но ничего не могла поделать с Евой - Матвей не выносил скандалов в любимом семействе и всегда старался уйти от спорящих женщин.
- Ох, Ева, Ева! - качнул головой вампир, - Пойдем, я тебя отнесу в постель!
Она согласно кивнула:
- Пойдем в постель! - и вдруг широко и неудержимо зевнула, обдав вампира ароматом выпитого.
Доминик подхватил сестру на руки.
- Отец ее видел?
- Такой - нет, - Майя прошла вперед, освобождая Нику дорогу на второй этаж, где были хозяйские спальни.
Вампир лишь вздохнул с облегчением. Матвей прощал дочери многое, но терпеть не мог, когда она пила. Он всегда жестко, даже можно сказать жестоко, наказывал Еву, когда та возвращалась домой под утро и в алкогольном угаре.
Доминик начал подниматься со своей ношей по лестнице.
- Ники, - вдруг жалобно проговорила Ева, - а знаешь, у Оливера была женщина. Я приехала к нему, думала, он обрадуется,... а он..., - и едва слышно всхлипнула.
- Тихо, маленькая, тихо, - начал успокаивать ее брат, - Ты теперь дома, здесь все будет хорошо!
Майя поднималась следом за ним.
- Я разложила ее вещи в старой спальне, надеюсь, ты не против?
Ник сильней прижал к себе сестру и ответил:
- Разумеется, не против. Тут ее дом, - и прошептал уже в макушку Евангелины, - Тут твой дом, малышка!
...
На улице поднялась вьюга и ветер, завывая, бросал в окно крупинки снега. Ветви растущей у подъезда березы с глухим стуком били по стеклу.
Артур стоял у окна в своей кухне и пил маленькими глотками коньяк, бездумно разглядывая свое отражение в стекле. И не знал - то ли отмечал удачное завершение очередного этапа затеянного дела, то ли хоронил сам себя.
Сбежав с места преступления, Вячеслав сразу же отзвонился своему патрону, как он начал называть Бескудникова, и рассказал ему обо всем случившемся. Посетовал, что полноценно выполнить задание помешал вампир, пожаловался на трусливых друзей и заискивающе поинтересовался, чем еще может помочь глубоко уважаемому магу. Даже не спрашивал, доволен ли тот результатом, понимая, что сильно налажал.
Артур бесстрастно выслушал незадачливого братца Вари и приказал срочно явиться.
Зачем -- объяснил уже при личной встрече.
С недавних пор Артур отслеживал все сообщения службы безопасности, в которых мелькало имя Русановой Варвары, и поэтому он понимал, что рано или поздно Вячеслава найдут. А там дело дойдет до сканирования судебными телепатами, а значит, и до выяснения причин такого неожиданного нападения на сестру.
Поэтому, подстраховывая именно себя, а никак не заботясь о юном маге, Артур наложил на Вячеслава защитный аркан, чтобы парня не нашли, и сплавил того подальше от Москвы. Братец полиморфа магу еще может пригодиться, да и тот теперь настолько увяз в преступлениях, что надежда у Вячеслава была только одна -- покровительство заместителя Главы Гильдии Бескудникова.
Но, несмотря на явный провал с нападением, маг был действительно доволен. Все шло по плану, который должен был спасти карьеру Артура, а в конечном итоге и его жизнь.
У него недавно был разговор с одним из знакомых отца. Он мимоходом сказал, что Владислав в кулуарах заикнулся о комиссии из иностранных нейтралов для проверки всех кандидатов на пост Главы Гильдии.
Старея, Владислав ожесточился и стал более подозрителен, он все чаще продвигал идеи чистой крови магов, буквально выдавливая из Гильдии всех, кто хоть на чуть-чуть, но был иным. Два года назад нейтралы лишились небольшой семьи медиумов, а летом Владислав отказал в юридической помощи семейной паре биолокаторов. Во что превратился ранее очень большой цех анималов, и вспоминать не хочется: тотемисты вынуждены были отправиться в Сибирь и на Дальний Восток, а иллюзионеров постоянно дергали с ужесточением режима и проверками ипостасей.
Владислав хочет, чтобы Гильдию возглавил абсолютно чистокровный маг и Артур прекрасно понимал, что если с внутригильдейской комиссией он сможет решить вопрос, то на иностранных магов ему нечем надавить, а их проверки он не пройдет.
О том, что Артур Бескудников был так же, как и Варвара, полиморфом, никто не знал. Отец тщательнейшим образом скрывал эту информацию, зачастую идя на преступление. Где-то -- подкупал и подставлял, где -то -- убивал. К сожалению, это отозвалось ему сторицей: стремясь сделать тайну максимально секретной, он связался с дельцами черного рынка, и теперь именно Артуру приходилось решать вопрос с возвращением долга. Аграфена четко дала понять, что просто деньгами он откупиться не сможет. Нужно нечто более весомое.
Тем не менее, принадлежность к знатным гильдейским семьям ставила Бескудниковых на видное место, но ведь на виду у всех спрятать что-то легче всего. Вот и скрывала вся семья, что не такими уж и простыми магами они были.
А все спасибо прадеду, будь он неладен!
Связался в свое время с одной такой, любовь у него была великая! Потряс в свое время семью скандалами романтического характера.
Артур грязно выругался, вспоминая предка. Теперь из-за него страдает вся семья. Все поколения Бескудниковых являются полиморфами. Невыявленными различными комиссиями, но активными.
И семье это стоило очень дорого. Порой даже слишком дорого.
Артур вспомнил отца. Вспомнил свой ужас, когда отец отвел его тем страшным вечером в подвал, где на цепи, как дикий звереныш, сидел маленький мальчик такого же, как и Артур, возраста.
Маг до сих пор помнил его имя -- Сережа Грибов. Из обычной семьи, которых в Гильдии сотни, не особо сильной, не особо важной и не совсем благополучной.
Отец, будучи главой службы безопасности, сумел замять пропажу ребенка, выставил его жертвой в нападении беспризорных кровососов. Большая буча поднялась. Мальчика искали несколько недель, весь вампирский клан ходил у гильдейцев по струнке.
А искать надо было в совсем другом месте. В подвале особняка Бескудниковых.
Артур не простил этого отцу. Он весело улыбался ему, играл с ним в компьютерную приставку и поздравлял с Новым годом, сфотографировался на памятную фотографию в день выпуска из пансиона и пригласил на собственную свадьбу.
Но никогда не забывал, как с ним поступил отец и что заставил сделать с Сережей Грибовым.
Артур одним махом заглотнул оставшийся в рюмке коньяк и пригладил свои темные волосы, глядя на отражение в окне. Он так и не привык к их цвету -- коричневые, словно кора дуба. Ощутил их жесткость, поправил выбившуюся из челки прядь.
А ведь были светлые, белые, словно выжженные летним солнцем. И веснушки по щекам мелкими крапинками.
Как у Варвары сейчас.
Артур резко, почти кинув, отставил рюмку на стол. Ладно, вернемся к насущным проблемам.
Итак, Варвара попала под магический парфорс, чего с ней никогда не случалось, к тому же сделал это родной братец. У девчонки должен быть эмоциональный шок.
Хотя... Хотя нельзя сбрасывать со счетов ее учителя, Цехового Мастера. Наверняка он притащил к своей ученице проверенного телепата, чтобы проверить эмоциональные ступоры и закрепить их, если надо.
Но Артур идиотом никогда не был и подстраховал появление возможных осложнений.
Прекрасно зная о полиморфизме девушки, а так же об особенностях их эмоциональной сферы (хотя, кому как не ему!), Бескудников продумал все до мелочей. Полиморф Русанова Варвара, как ученица старого Медведя, воспитывалась в преданности идеалам семьи и верности друзьям и близким. Именно на этом и планировал сыграть Артур: сначала девушку предает родной брат, затем - единственная подруга, а под конец финальную точку поставит мать.
Следующий шаг - за Ларисой. Она должна поступить именно так, как от нее ждет Артур. Он прекрасно знает свою бывшую жену и знает, что его преувеличенное желание помочь Васильку с помощью Варвары вызовет у Ларисы подозрения, а значит, она захочет сделать все сама и наломает дров. Это вызовет повторный эмоциональный срыв у Варвары, что, в свою очередь, даст полную разблокировку всех ипостасей полиморфа и после этого, девчонка сможет вылечить за счет своей ауры Василька. Сама анималка не умрет, это не входило в планы мага, но полностью лишится своего дара.
И тогда...
Тогда Варвару, искалеченную и без таланта, он продаст вампирскому клану в обмен на небольшую услугу помочь избавиться от нежеланной комиссии. Кровососы в своих лабораториях смогут вычленить ген оборотня и будут благодарны за предоставленную возможность возобновить разведение анималов -иллюзорников. А то, что Варя будет уже бывшим полиморфом и передать свой талант потомкам, скорее всего, не сможет -- это лишь определенный элемент предохранения, что полиморфы не смогут навредить нейтралам. Ведь, кроме Артура, Вари и Васи, больше многоликих в Гильдии не было, а сам маг не собирался совокупляться с этой девчонкой, чтобы гарантированно рожать полиморфов. И Артур, став ее Главой, постарается, чтобы такие анималы больше никогда и не рождались.
А Вася... Конечно, в условиях сохранения тайны было бы проще всего убить ребенка, но Аграфена, представительница черных торговцев и контабандистов, появилась перед Артуром очень вовремя. И дала понять, что возвращение отцовского долга именно в денежном эквиваленте ее мало интересует.
Ей нужен был маленький ребенок.
При должном обучении из сына получиться отличный телохранитель, когда вырастет. Такие, как он, ценились на вес золота на черном рынке. Но выращиванием и воспитанием будущего кастрата-телохранителя займется уже хозяин, которому Аграфена продаст Васю.
И тогда Артур сможет окончательно расплатиться с черными торговцами за долг отца.
...
На следующий день Доминик приехал в префектуру к десяти утра и сразу же вызвал к себе Макса.
Вампир знал, что тот после ночных событий вряд ли поедет домой. Скорее всего, маг засядет в библиотеке резиденции на всю ночь и постарается найти максимально полную информацию по заинтересовавшим его вопросам.
Огромная библиотека резиденции славилась своей подборкой редких, подчас уникальных книг. Особенно интересным был отдел, посвященный экстрасенсорным талантам смертных. Гай, старший из братьев-понтификов, очень интересовался этой темой, менталы были его слабостью. Он старался найти все, что только было возможно, даже самые невероятные, малоизученные материалы. Эти книги тщательно собирались и хранились в отдельном архиве, куда доступ выписывал либо сам понтифик, либо хранитель библиотеки. В этом столетии им являлся главный маг Паноптикума Натансон Авраам Моисеевич, и Макс наверняка планировал и к нему обратиться за консультацией. Натансону было уже почти семьдесят лет, многие признавали, что общаться с ним несколько затруднительно. Старик славился своей сварливостью и брюзжанием, но, тем не менее, эти качества затмевал огромнейший опыт и энциклопедические знания. В свое время Натансон занимал не последнюю должность в Ордене, третьей организации, помимо вампирского клана и Гильдии нейтралов, держащей магическую власть в городе. И если с кланом у Ордена было жесткое, порой военное, противостояние, то с нейтралами орденцы подчас сотрудничали в самых разных областях, начиная с обучения юных магов и менталов, заканчивая лабораторными экспериментами. В один прекрасный день Натансон вдруг сменил Орден на клан. Причины этого не разглашались, но его появление у вампиров заметно усилило и обогатило магическую базу клана.
Поэтому Макс не мог упустить возможность проконсультироваться с этим умнейшим человеком.
Максим пришел практически сразу после вызова. Поздоровался с Ником, плюхнулся устало в кресло и с огромным удовольствием взял в руки большую чашку кофе, что заранее подготовила секретарша по приказу префекта. Доминик прекрасно знал, что после бессонной ночи Максу потребуется изрядная доза бодрящего кофеина.
Вампир, прищурясь, смотрел, как мужчина, закрыв глаза от наслаждения, вдыхает кофейный аромат. Встрепанные волосы торчали в разные стороны, под глазами темнели круги усталости, одежа местами смята, но улыбка мага была довольной и торжествующей.
- Готов докладывать? - Доминик отвлек его от смакования кофе.
Тот мрачно глянул на префекта и, сдув пенку в кружке в сторону, глотнул обжигающий напиток.
- А Оливер? Его не ждем? - спохватившись, оглянулся маг.
- Начинай без него, Олли срочно вызвал Дитрих, - Ник сложил пальцы домиком, - Что скажешь насчет нашей кошечки?
Макс отставил кофе на стол.
- Самый большой вопрос -- странное сочетание навешенных на ее дверь заклинаний. Всего я насчитал четыре слоя арканов, - он говорил так, словно продолжал свой ночной разговор у машины. - "Дикая зелень" на самом верху и она свежая -- именно ее и поставил братец Варвары. Остальные как минимум недельной давности, причем поставлены очень плотно друг на друга. На втором слое "Самаркандский лев" и "Ясная морозь". На третьем "Глубинный омут", "Древесная жила"...
Ник поморщился и отмахнулся рукой.
- Давай короче!
- "Дикую зелень" не вешают простым оборотням на дверь. Это боевой точечный аркан, его использование в мирное время гарантированно делает мага преступником. Да и глупо это заклинание ставить ради неприятностей сестры с патрулем. Это равноценно использованию ядерной боеголовки, чтобы вытравить тараканов в доме. Для Русановой, зная ее уровень, достаточно "Паутины". А главное - Варе она не причинила никакого вреда!
- Да, ожогов я не увидел, - припомнил Ник, - А брату Вари хватило сил поставить такой сложный боевой аркан?
- У нас есть данные гильдейцев по всей семье Русановой. Судя по ним, Вячеслав довольно силен. Так что, в принципе,... если, конечно, история о ненависти брата к сестре действительно правдива...
Доминик откинулся на спинку кресла и завертел в руках ручку.
- А ты в это не веришь?
Макс криво улыбнулся.
- Ты же помнишь, что я сам воспитывался в гильдейском пансионе, - он вздохнул, - Да, нам рассказывали, что оборотни опасные и непредсказуемые твари, и мы детьми сторонились их. Но для такой ненависти, чтобы повесить "Дикую зелень", дело ни у кого еще, на моей памяти, не доходило, - Макс снова подхватил свою кружку и махнул ею в сторону префекта. - А Варвара не говорила, почему брат ее так ненавидит?
Ник поднял одну бровь.
- Знаешь, не было момента откровенничать.
- Ну да, понимаю, - кивнул головой Макс, - Понимаю...
И задумался о чем-то своем, медленно попивая кофе.
Доминик ждал.
- Но все остальные арканы защитные. Что-то из активной защиты, что-то из пассивных блоков, - маг вскинул голову и начал перечислять, - "Ясная морозь", "Самаркандский лев", "Глубинный омут"... Не целительские, а ведь Варя - оборотень, не боевые. Ник, даже если братец Русановой так силен, как его характеризуют, то навесить столько заклинаний за один раз -- ему в любом случае не под силу. Там один "лев" отнимет столько энергии, что будешь в отключке валяться пол-дня. А у девчонки весь вход в квартиру такими заклинаниями увешан. Я же окна в коридоре тоже проверил, - закрыто все капитально - мышь не проберется.
- Или кошка, - задумчиво проговорил Доминик.
- Я долго думал сегодня. В машине ночью ехал и никак не мог понять, что же меня так напрягает во всех этих слоях. В библиотеке долго копался, правда, по оборотням книг мало оказалось, да и данные в них немного устарели.
- Что поделать, оборотни в клане не появлялись с сороковых годов после войны с Германией, - заметил префект.
- Чем хочешь поклянусь, но не сходится такой набор арканов и наша маленькая домашняя кошечка! - хлопнул Макс по колену ладонью, - Я потом к Натансону пошел. Долго с ним разговаривал, мы поднимали его личные записи. И знаешь...
Маг в чувствах отставил кружку обратно на стол, но не рассчитал силы и кофе плеснулось на бумаги. Мужчина этого даже не заметил, но префект с некоторым раздражением смотрел, как по документам расползается коричневое пятно.
- Ник, то, что я скажу..., - Макс склонился над столом, перейдя на таинственный шепот, - Это лишь мои даже не идеи, это наметки идей. Но если мы с Натансоном все-таки правы... Ник, нам тогда нужно держаться от Русановой как можно дальше.
Молчание префекта превратилось из ожидающего в напряженное.
- Натансон мне показал свои собственные записи по анималам. Там много чего интересного оказалось! Часть я уже знал, нейтралы это проходят в общей теории, а вот остальное...
- Не тяни резину!
Макс отодвинул кружку и бумаги под ней в сторону, освобождая для себя место на столе, и вытащил из лежавшей рядом стопки чистой бумаги один листок. Вытащил из пальцев Доминика ручку и начал рисовать схему.
- Весь цех анималов состоит из нескольких семей, - возбужденный маг перешел на гильдейские определения, - Тотемисты, иллюзионеры и рексы. Тотемисты могут оборачиваться несколькими животными, но это они делают очень медленно и оборот только в слабых зверей -- суслики, крысы, белки.
Доминик понятливо кивнул. В целом состав цеха анималов он знал, но не стал перебивать мага. Тот рисовал второй круг.
- Иллюзионеры оборачиваются сильными животными, но только одним и держат его образ всегда в своей голове. Именно из-за них считается, что анималы -- несдержанные и бесконтрольные звери. Иллюзионеры могут накинуть шкуру в любой момент, но расплачиваются за это полной безбашенностью.
- А рексы это ...
- "Повелители животных". Им не надо ни в кого оборачиваться, но они могут управлять любым зверем в округе. Рексы очень редки, последнего я встречал еще в детстве, когда мама меня в зоопарк водила.
Схема из трех кругов быстро дополнялась подписями мага.
- Как это все относится к Варе? Судя по твоим словам, она - тотемист? Животное слабое - кошка, правда, одно всего.
- Для тотемиков это нормально, - отмахнулся Макс, - Слабый потенциал, слабые предки.
Доминик выразительно поднял бровь.
- Тогда что тебя смущает?
- Этот проклятый список. Вместе с "Ясной морозью" он бы еще могла нормально существовать для иллюза, но "Глубинный омут" действует только на тотемика. И "Древесная жила" - иллюзам она безвредна, а у рексов вызывает сильнейшие головокружения и обездвиживает. А под ними ведь висит еще пара-тройка не самых безобидных арканов. И связать все это вместе нужно тоже суметь.
Доминик начал понимать, куда клонит маг.
- На квартире слабой анималки-тотемиста висят мощные защитные заклинания для всех трех специализаций. И делали это специально опытные маги.
Макс прищурился:
- Из записей Натансона следует, что еще в конце девятнадцатого века проводились эксперименты над анималами. Хотели вывести оборотня, обладающего всеми тремя специализация - тотемика, иллюза и рекса. Авраам Моисеевич утверждает, что эксперимент удался и полученного анимала назвали полиморфом. Он мог мгновенно оборачиваться в разных животных, и при том сильных хищников - медведи, тигры, даже крокодилы были. И помимо этого в человеческой форме полиморф умел управлять зверьми - отдавал им мысленно приказы, подчинял и приручал диких. Все три специализации воплотились в одном оборотне. Ты представляешь, какое это было оружие!
- Было? То есть, до наших дней эти твари не дожили?
- Натансон говорит, что нет. Недостатки специализаций оказались в полиморфах многократно усилены, и бешенство иллюзов оказалось для них фатальным. Гильдия попросту не захотела держать таких неконтролируемых тварей, и насколько я понял, их уничтожили.
- Всех?
Макс непонятно пожал плечами.
- Это неизвестно, - он снова встал и заходил по кабинету, - Официально проект заморожен, там вроде как бойня какая-то случилась с полиморфами, и решили все пока оставить на теоретическом этапе...
- А неофициально Варина квартира закрыта мощным щитом, - мрачно закончил его мысль Доминик. - Ты думаешь, что Варя это полиморф.
Макс соединил линиями все три круга и ткнул в середину образовавшегося треугольника ручкой.
- Да! Щиты - это первый камешек. Второй - безвредная для нее "Зелень". Судя по твоему рассказу, когда ты прибежал, Варя вовсю дергала ручку двери и "Зелень" жгла ее. Но никаких последствий этого на ней я не увидел.
Ник потер руку, которую вчера лизнуло зеленое пламя.
- Но - тогда почему ее выпустили жить без наблюдения?
- Ты уверен, что без наблюдения?
- Мда, задачка, - Доминик постучал в раздумье пальцами по столу, - С другой стороны, почему ты считаешь, что Варя опасна?
Макс ударил ладонью по лбу.
- Да потому что полиморфов создавали именно как оружие! Потому что в них сочетаются все три специализации оборотней: много обликов, сила зверя и умение управлять на расстоянии. Один из оборотов у самых сильных полиморфов, по словам Моисеевича, - человек-маг с звериной силой и возможностями менталов!
...
Оливер вошел в кабинет Ника, открыв дверь без стука, нарочито не обращая внимания на секретаршу, робко лепечущую о закрытом совещании. Ее тонкий испуганный голосок из-за двери, мямливший, что туда нельзя и надо подождать, еще доносился до Доминика, когда друг, мрачный и злой, молча уселся на свободный стул. В зимней темной куртке на меху и черных джинсах, совершенно наплевав на офисный дресс-код, что ввел еще Матвей Истомин, будучи префектом северной директории.
- Зачем вызывал Дитрих? - спокойно поинтересовался Доминик, не обращая внимание на раздражение Оливера.
- Все как обычно и ничего нового, - сквозь зубы процедил тот, кладя перчатки на стол рядом с кружкой Макса, - Наставник только что вернулся и запросил обычные доклады по директориям. Я ответил, что у нас все в порядке, - он многозначительно выделил последнее слово.
Доминик кивком головы подтвердил
- Относительно в порядке. Не считая этого проклятого дела с новичками, - он глянул исподлобья на друга, - Новости есть?
Тот криво ухмыльнулся.
- Новости, хм...Мы не можем пробиться через заслоны нейтралов. Они тормозят все расследование. Запросы моего отдела отдаются на рассмотрение и пропадают с концами, а если нейтралы и одобряют в итоге, то выполняют в самую последнюю очередь. Нас постоянно пичкают старыми или общими сведениями. Ни адресов, ни круга общения Дениса Соловьева толком получить не можем. При таком подходе -- еще немного и я сам пойду к Марку, чтобы тот дал делу открытый ход в рамках клана! - Оливер в сердцах ударил ладонью о стол, - Нейтралы кинули нам слабака Соловьева и сделали из него стрелочника. По их версии парень нападал, чтобы набраться сил.
- А наши сведения, что магов было двое - один нападал, второй держал защиту?
- Необоснованно. Гарантированные улики у нас только на Соловьева - вот его нам и отдали как козла отпущения.
- Версия с Соловьевым официальная и подписана со стороны Гильдии?
- Пока нет, но при таком подходе закрывающие документы будут переданы нам в ближайшие дни. Как только мы их получим - нейтралы дело больше расследовать не будут. И нам не дадут.
Доминик переглянулся с Максом.
- Они что-то скрывают и не хотят, чтобы мы добрались до настоящих преступников.
- Думаешь, скрывают вот это? - маг кивнул на нарисованную схему.
- Кстати, что это за абстракционизм? - Оливер взял бумагу в руки и завертел в разные стороны, пытаясь понять рисунок.
- Я объяснял Доминику, кто такие полиморфы.
Олли в удивлении поднял бровь.
- С какой стати господину префекту интересоваться этими отбросами генетики?
- Есть серьезное подозрение, что Варвара Русанова не простая птичка.
- Кошка, - процедил сквозь зубы Оливер, - Макс, давай без аллегорий, я еще не завтракал, чтобы разбираться в твоих фантазиях.
Доминик рассказал другу обо всем, что произошло ночью. И про нападение брата, и про странный набор заклинаний, что обнаружился по контуру квартиры девушки. Потом слово взял Макс и подробно объяснил вампиру свои подозрения насчет нестандартной сущности оборотня.
Услышав, что Варвара -- полиморф, Олли ухмыльнулся и подтвердил:
- Есть такие, слышал. На черном рынке они редкий и очень дорогой товар. Поставляют его в основном с Ближнего Востока и Азии. Медицинский концерн Дом Шанти как раз и занимается эксклюзивным выведением различных видов оборотней -- генетические улучшения, клонирование, необычные сочетания видов. Он поставляет на аукционы рабов примерно пять-семь человек в пять лет. Первоначальная цена аукциона -- десять миллионов.
Макс присвистнул и переглянулся с префектом, а Олли откинулся на спинку стула и продолжил рассказывать.
- Мужские особи идут как телохранители, их обычно в самом раннем детстве кастрируют и тут же начинают натаскивать. Женщин тоже стерилизуют и продают как наложниц и проституток в элитные публичные дома, - он расплылся в пошленькой ухмылочке, - Быть там не был, но наслышан об использовании полиморфов в постельной индустрии -- забавно получается. Представляешь, развлекаешься с такой полиморфой, а она то львица, то волчица, то олениха.
- Заниматься сексом со зверем? - с отвращением поморщился Доминик.
Олли пожал плечами.
- Тигрицами, коровами, даже слышал об одной уникальной летучей мыши. Извращенцев хватает, а в сексиндустрии любое извращение это огромные деньги.
- А кастрировать то зачем? - неприятно удивился Макс. Он спокойно воспринимал подобные операции для домашних животных - кошечек, собачек, но применять подобные меры к живым людям? К тому же - магам?
- Думаешь, Дом Шанти заинтересован в потере эксклюзива? Если каждая шлюха, пусть и элитная, начнет плодиться оборотнями, кто будет покупать их у великого и многоуважаемого Дома Шанти? А тех немногих воров, что пытались украсть у Дома опытные образцы, выставляли всем в назидание. Поверь, это было не то зрелище, чтобы повторить попытку воровства.
- Но..., - Макс взял в руки кружку с уже остывшим кофе и отпил глоток, - Если, по словам Натансона, Гильдия создавала полиморфов как оружие, значит, нам необходимо понять, как в случае чего от него защититься. Убивать девчонку нельзя, но страховка от нападения полиморфа нам необходима..
Доминик вновь в который раз за сегодняшнее утро представил Варю - хрупкую, тоненькую, гибкую как молодое деревце. Она - и оружие против вампиров?
Префект прикрыл ладонью усмешку. Да уж, великая угроза!
Начальник службы безопасности тяжело вздохнул, словно устал от разговора с неразумными.
- Сначала необходимо понять, действительно ли девчонка -- полиморф, - резонно заметил Оливер, - Я прорабатываю еще одну версию - турнирная команда, куда незадолго до своего исчезновения вступил Соловьев. Мы подняли всю максимально доступную информацию по спортсменам и заметили, что в дни нападений в вечерние часы было слишком много звонков между ними. И особенно - тренеру.
- Думаешь, они все замешаны?
- Не знаю, чтобы гарантированно обвинять, нужны доказательства, их поиском мы и занимаемся сейчас. Но такое активное общение - подозрительно.
- Но если Варвара с ними в одной ... хм, команде, можно ли считать ее появление случайностью?
Нику очень не нравилась идея, что молодая девушка, которую он спас сегодня ночью, может быть преступницей. Префект все чаще и чаще вспоминал картинку в своем воображении: обнаженная Варя лежит на его кровати. Он заново представил ее томный взгляд, припухшие от многочисленных поцелуев губы и тихий призывный стон. Сегодня они снова встретятся Доминик уже освободил вечер для поездки к Вариному офису, но к великому сожалению, крутящиеся в голове фантазии пока не осуществимы. Варя не из тех девушек, что ложатся в постель к первому встречному. Да и самому Нику претило так с ней обойтись. Он довезет Варю до дома, проследит, что у нее все в порядке, быть может, зайдет попить чаю. Не больше. Для большего их отношения еще не на той стадии.
И Ник будет терпелив....
Вампир потряс головой, усмиряя разгулявшееся воображение, и сконцентрировался на словах безопасника.
- Нападений больше не было, - твердо ответил Оливер, - Наставники предупреждены мгновенно сигнализировать о странностях новообращенных, но пока все молчат.
- Вот именно -- пока! - Доминик встал из-за стола, - И из--за задержек со стороны Гильдии, единственным реальным следом у нас остается Варвара.
- Которая возможно полиморф! - Макс не хотел отказываться от идеи, что девушка действителноь редкое существо.
- Кто еще в Гильдии знает, что мы добрались до Варвары?- спросил Оливер, расчетливо глядя на друга. Ведь именно Ник общается плотно с девушкой и именно в его задачу входит свое общение с ней не афишировать.
- Савельев, - уверено ответил вампир, - Цеховой мастер, как оказалось, ее личный учитель, - Олли неприятно поморщился, но промолчал, - Но при этом я уверен, он не станет оглашать мое присутствие рядом с Варей открыто по Гильдии. Для самой Русановой это грозит очень большими неприятностями.
- Как сказала тебе она, - дополнил Олли.
- Как сказала она, - повторил за ним Доминик.
Оливер недовольно качнул головой, не веря, но промолчал.
- Возвращаясь к вопросу оружия и защиты от него, - напомнил о себе маг, - Мне тут в голову пришла одна мысль. Если полиморфам достались все недостатки специализаций, а тотемики очень тонко чувствуют природу. То полиморфы должны воспринимать ее еще более обостренно.
- Макс! - рявкнул Оливер, - Ближе к делу!
- Яды! Есть природные яды, которые оборотни не переваривают. Если мы попробуем скормить полиморфу яд, то если не убьем его, то ослабим, - маг с восторгом смотрел на вампиров, - Возможно, - поправился он.
На лицах префекта и безопасника застыло ошеломление. Правда, в отличие от Оливера, которому, судя по всему, идея мага понравилась, Доминику план отравить Варю пришелся не по душе.
Но пока другого варианта не было, и префект готов был признать, что резон в словах Макса есть.
Кивнув, принимая решение, Доминик распорядился:
- Олли, задача для тебя -- свяжись с Элеонорой и запроси у нее список ядов, которые могут свалить оборотня. Яды должны быть современными, к старым вполне вероятно, гильдейцы могли выработать устойчивость, и только природные. Если полиморфы получили от тотемистов их проклятие, то природные яды быстрее подействуют, чем химические. У Элеоноры хороший отдел алхимиков, пусть подберет подходящего мастера и припишет к нашей директории. В подробности задания не вдавайся, но требуй опытного человека.
Оливер мрачно кивнул, подтверждая полученную задачу.
- Макс, ты продолжаешь искать информацию о полиморфах. Если у тебя остались связи с друзьями-нейтралами, кто сумеет поделиться сведениями -- отлично. В любом случае я выпишу тебе запрос на постоянный допуск в библиотеку, может быть, там сумеешь еще что-то интересное найти. И постарайся вытащить все, что возможно, из Натансона. Старый еврей долгое время состоял в Гильдии, он гарантированно знает больше ,чем говорит.
- Вся проблема в том, - задумался маг, - как распознать, является ли Варя полиморфом?
- Пока, - и Ник выделил это слово, - мы исходим из того, что она обычный слабый оборотень. Посмотрим, может алхимик сумеет нам помочь в этом.
- А ты? - Оливер в упор посмотрел на Доминика, - Я бы посоветовал тебе держаться в стороне от этой девчонки. Если она и правда преступница, то мы подобрались к этой банде уже очень близко и ты можешь пострадать.
Доминик поморщился. Смысл в словах друга был, но префект чувствовал, что Варя невиновна. К тому же, его неудержимо к ней тянуло и вампир втайне считал часы до назначенной сегодня вечером встречи.
- Я пока продолжаю с ней общаться, может что разузнаю дополнительно. Или она меня выведет на своих знакомых.
Макс кивнул, принимая задание, подхватил свою кружку и вышел из кабинета.
Префект проследил взглядом за его уходом и обратился к своему другу.
- Плохая ночь, Олли? - он криво усмехнулся. А глаза стали холодные, колючие.
- Нормальная! - раздраженно отмахнулся Оливер.
- Нормальная, значит, - потянул Ник, - А вот. Еве не повезло. Она снова напилась.
Оливер нахмурился.
- Матвей знает?
- К отцу Ева приехала до тебя. Ко мне - после.
Олли коротко кивнул, принимая информацию, и поднялся со стула. Подошел к двери и только коснулся ручки, как Ник снова поднял неприятную тему:
- Я не предупредил тебя о приезде Евы, извини.
Тот помолчал и потом едва слышно ответил:
- Я помнил, что она приезжает ночью. Знал. И то, что она придет ко мне - тоже.
- Даже так? - Доминик неприятно удивился, - И все равно...
Оливер мигом развернулся и в два шага пересек расстояние от двери до стола префекта. Оперся о столешницу обеими руками, зло уставился на друга.
- Да, Ник, и все равно! Я помнил в точь до минуты, когда прилетает ее самолет, сколько потребуется времени доехать из аэропорта до моего дома, сколько - подняться на лифте и позвонить в мою дверь, - он склонился к Доминику и едва слышно проговорил, - Но я не буду хранить верность смертной! Никогда! Хочет Ева жить со мной - пусть проходит обращение...
- Ты же знаешь, что она этого не сделает! - негодующе воскликнул Доминик.
- Значит и я меняться не буду! - рявкнул Оливер, развернулся и покинул кабинет, громко хлопнув дверью.
...
Оливер вышел из кабинета префекта и в сердцах ударил по стене. Секретарша подпрыгнула от неожиданности и испуганно глянула на начальника службы безопасности, но тот, зыркнув на нее злобным взглядом, ничего не сказал и направился к лифтам.
Злым он был не только из-за ночного появления Евы на пороге его квартире. Он действительно знал, что девушка возвращается в Москву и сделал все, чтобы это возвращение для нее стало незабываемым. Во всех смыслах.
Оливер сразу же забыл, как звали ту блондиночку, что он привел к себе в постель незадолго до появления Евы. Ни имени, ни лица, ни одежды.
И выгнал он блондинку сразу после ухода девушки.
Но Оливер до сих пор помнил глаза Евы, полные боли и гнева, когда увидела, что Олли делал с той блондинкой в постели. Она гордо вскинула голову и с презрением аккуратно закрыла дверь его спальни.
Из-за Евы Оливер ощущал огромную вину, сожаление и отчаянную браваду показать, что и без нее он прекрасно может жить. Пытается жить.
Злость же была вызвана беседой с Дитрихом.
Оливер солгал Доминику, Дитрих вызывал его одного и совсем не из-за доклада о работе директории.
Из-за этой беседы Олли заранее чувствовал себя предателем по отношению к другу.

URL
   

Истории, рассказанные летом у реки...

главная