InnaMorania
Пятничное еженедельное совещание у Владислава всегда проходило в круглом кабинете, деловом и удручающе скучном. Серые бархатные шторы, светлые деревянные панели на стенах с портретами выдающихся мастеров, современная мебель. Вся обстановка должна была производить впечатление новизны и модернизма, но по факту была удручающе пресной.

В центре кабинета стоял большой круглый стол, за которым расположились руководство Гильдии Нейтралов и мастера цехов – менталов, магов, целителей и анималов.

Помощник, три заместителя и четверо цеховиков.

Владислав внимательным взглядом окинул свое окружение – совещание было в самом разгаре.

Пока Алексей зачитывал вслух отчет о финансировании клиник, ментал тихо переговаривался с магом, целитель, как и заместители, внимательно слушал доклад, а единственный мастер, которого Глава Гильдии категорически не хотел бы видеть в ближайшие лет пятьдесят, сидел напротив Владислава и перебирал свои бумаги, проглядывая отчеты и диаграммы. В сером строгом костюме - тройке, несколько нелепо смотрящемся на его грузной фигуре, анимал совершенно не обращал внимания на раздражение высокого начальства.

Владислав несколько секунд буравил его взглядом и перешел к делам насущным.

— У тебя все, Алексей? – и, когда тот кивнул, поинтересовался у остальных, - Что еще на повестке?

Слово взял второй заместитель, Артур Бескудников.

— Я предлагаю возобновить работу по установлению взаимоотношения с вампирами. У них есть ткущая и в случае неприятностей, мы сможем рассчитывать на ее помощь.

— Ткущая! Таланту с ноготь, зато гонору с локоть! - фыркнул мастер менталов, - Она же еле работает, вампиры-то ее держат только из-за понтифика.

— Она – ткущая, - подчеркнуто размеренно произнес Артур.

— Она – пустышка.

Ментал скривил в презрении губы, но на самом деле его сильно задевало отсутствие редкого экстрасенса в собственном цехе. Глаза мастера завистливо загорались каждый раз, когда он вспоминал о ткущей вампирского клана.

— Даже если девушка почти без дара, нам могут пригодиться даже те крохи, которыми она обладает, - осторожно вступил в защиту Алексей. Он наравне с Бескудниковым регулярно поднимал этот вопрос на совещаниях.

— И вступить в какую-нибудь очередную вампирскую резню ради чужой менталки? – встрял в разговор первый заместитель, невысокий и крайне худой мужчина лет сорока, - Сами знаете, какой договор нам предложат кровососы в обмен на ее работу. Проходили уже двадцать лет назад.

Мужчина бросил искоса взгляд на анимала, но мастер оборотней не подал ни единого знака, что его это задело.

— С кланом вопрос отложим, - решил авторитарно Владислав, - Ткущая нам пригодилась бы, но и понтифики своего не упустят, а нам пока нечего дать им взамен, кроме плотного сотрудничества.

— Можно хотя бы начать диалог!

— Повременим! – Глава Гильдии выразительно глянул на помощника, - Последнее на сегодня – диагностика оборотней, – Владислав повернулся к одному из заместителей, - Как проходит процедура?

Старик прекрасно понимал, что называть так анималов в присутствии мастера цеха – это унижать их достоинство, но не мог не уколоть Савельева. Хоть как - то, но подгадить.

Заместитель поднялся с места.

— Почти все анималы ее прошли…

— Мы в порядке, - почти сразу его перебил мрачный Олег Брониславович. Ему не понравилось, что за информацией об анималах Владислав обратился не к нему, - Диагностику прошли почти все, за оставшиеся два дня стая будет проверена,

Глава Гильдии перевел тяжелый взгляд на оборотня.

Не любил он перекидывающихся. Всегда не любил. И если по молодости еще был более-менее сдержан, то к старости оборотни не вызывали у Главы ничего, кроме раздражения своей неуместной, как считал Владислав, звериной сущностью, и недоверия, перерастающего в параноидальные подозрения.

— И что, все чисто? Никаких эксцессов и нестабильных? – колко поинтересовался Владислав.

— Мои люди – в норме, - угрюмо ответил Олег Брониславович.

Заместитель переводил взгляд с одного мужчины на другого и не собирался встревать в их «беседу». Вражда между анималом и Владиславом была долгая и упорная, и знамя победы переходило то к одному, то к другому.

Сегодня Глава Гильдии решил, что хорошего - понемногу.

— Предлагаю во избежание появления негативных слухов присутствие на комиссии кого-либо из незаинтересованных представителей администрации.

— Слухов в чем? – рявкнул Олег Брониславович, но Владислав намеренно его не услышал.

— Я думаю, Артур Викторович, вам не сложно будет поприсутствовать?

После совещания Бескудников дождался, пока анимал выйдет из кабинета и попросил отойти в сторону.

— Олег Брониславович, - Артур говорил очень тихо, - Я понимаю, что вам не понравилось предложение Владислава Игнатьевича, но я хочу заверить вас в своей лояльности.

Савельев, злой как черт, сдерживал эмоции, как мог.

— Я все понимаю, молодой человек, и тем не менее…

— У вас нет причин мне не доверять.

— Доверять тоже.

Все двадцать лет после войны Владислав ежедневно проверял оборотней на лояльность, благонадежность и верность Гильдии. И Олег Брониславович прекрасно понимал, что это предложение незаинтересованной стороны на внутрицеховой процедуре диагностики - еще одна подобная проверка.

Но не мог перебороть свое недовольство откровенным наплевательством Главы Гильдии на устоявшийся порядок.

— Я не собираюсь проводить все дни на арене, поверьте, у меня других забот тоже хватает. Если вас устроит – я подойду в воскресение. Пара часов наблюдений и отчет для Владислава будет кристально честен.

Савельев на память прикинул список оставшихся анималов.

Что ж, воскресение вполне устроит. Почти все – слабые и уверенно держащие свою ипостась. Он кивнул в согласии и развернулся в сторону лестницы.



За глаза их называли оборотнями.

Зверями.

Животными.

Существами, которые при обороте начисто лишаются разума и живут по звериному чутью. Тупые, но агрессивные. Не приспособленные к социальной среде мегаполиса. К обществу, что приняло их странный дар и дало равные со всеми права.

Так считали за глаза. Сказать об этом открыто магу - анималу решались единицы.

Кто знает, как тот отреагирует.

Сами же анималы могли очень много поведать и о самом обороте, и о своих ощущениях, когда натягиваешь звериную шкуру и опускаешься на четыре лапы. О разуме, что остается в зверином теле, о постоянной борьбе с животной ипостасью.

Но мало кому это было интересно.

Мало кто хотел разбираться — а чем на самом деле оборотни, эти мерзкие твари, отличаются от животных и похожи ли они на обычных людей.

Это же монстры. Как вампиры. Те пьют кровь, эти — рвут горло.

Для обычного человека разница в целом не так уж и велика.



Варвара дотянула со своим признанием аж до пятницы. То не могла найти правильных слов, то выбирала неудачное время, то еще что-то мешало.

Откровенно говоря, ей было попросту неловко отказывать другу, когда тот бредил походом именно на этот фильм чуть ли не весь предыдущий месяц.

Но вечером в пятницу найти нужные слова и верное время все-таки пришлось. Друзья как раз направлялись к метро после рабочего дня.

На улице падал небольшой снег и Денис ежился в куртку, стараясь закрыться от неприятного холода.

— Дэн, слушай…

Парень глянул на подругу и девушка тоскливо вздохнула.

— Помнишь, ты предлагал в кино сходить в воскресение, - и, когда тот кивнул, продолжила, - Я не смогу. Мне диагностику поставили на воскресение в четыре дня. Нас опять заставляют провериться, типа март на носу и все такое…, - она шутливо передразнила гулкий бас Олега Брониславовича, с опаской поглядывая на друга, - Диагностика состояния – важнейшая часть социализации анималов!

Денис коротко хмыкнул, словно ожидал подобного.

— Ничего страшного, я тоже не смогу.

— А у тебя-то что? – Варвара даже остановилась на тропинке, занесенной легким снежком.

Дэн ей столько расписывал про грядущий фильм, что девушка не удивилась бы, узнав, что он сам побывал на съемочной площадке. И чтобы друг пропустил премьеру столь ожидаемого фильма..?

Парень замялся.

— Да там… Дело есть.

Варвара подняла бровь, побуждая рассказывать дальше.

Дэн вдруг озорно подмигнул и расплылся в широченной улыбке.

— Про Турнир-то слышала?

— Какой турнир?

— Как какой, Варьк? Гильдейский!

— Аа, ну да, слышала.

— Ну вот, у меня тренировка будет в воскресение!

— Ух ты, тренировка! – Варвара сначала не совсем поняла, о чем друг говорит. Но когда до нее дошло:

— Ты что, будешь участвовать в Турнире?

Парень широко ухмыльнулся:

— Я помашу тебе флажком со стадиона!

Варвара ошарашено всплеснула руками. Дэн – и вдруг на Турнире? Туда же отбирают по строгим показателям силы дара, а ее друг особым талантом никогда не отличался. Конечно, он был магом – стихийником, ему подчинялись все четыре элемента природы, но Ден едва мог зажечь свечу и превратить воду в стакане в лед.

— Как тебя взяли - то?

— Да там вроде то ли отказался кто в последний момент, то ли заболел. Вот мне и предложили войти в команду.

— Запасным? – уточнила Варвара.

— Нет, в основной состав взяли.

Ой, дурак! Ну, дурак!

Девушка простонала и закрыла лицо руками.

Это же Гильдейский Турнир, на него съезжаются для участия сильнейшие маги по всей стране! И этот…. У Варвары даже слов не хватало, чтобы правильно и емко обозвать друга, - решил потягаться с ними в таланте? Да его в первом же соревновании на носилках унесут, и хорошо, если в клинику, а не в морг!

— Да ладно тебе, Варьк, все нормально! – парень успокаивающе погладил ее по плечу, - Я ж тоже понимаю, где смогу вытянуть. В личные состязания – ясное дело, не пойду, а в командных – поддержку обеспечить сумею!

— Дэн, ты – идиот! – в последнее ругательство Варя вложила все свои чувства насчет безумного поступка друга, - Ты… Хотя, спрашивать, какими мозгами думал, уже поздно. Мозга у тебя нет! Спрошу по - другому – какого…?

— Тц! – Ден шутливо приставил палец к ее губам, прерывая особо нецензурное ругательство, - Маленьким ругаться нехорошо!

Варвара молча уставилась на него разъяренным взглядом.

- Варька! Ну когда еще такой шанс то появится?

— Какой шанс, Ден! Какой? – выругалась девушка, - Сдохнуть на первом же соревновании?

— Да почему сразу сдохнуть - то? – начал заводится уже парень, - Ты что, считаешь меня вообще полным нулем?

— Кем я тебя считаю?! Кем? Рассказать?!

Хотел Денис или нет, Варвару уже не волновало. Она своему давнему другу поведала во всех красочных эпитетах, за кого его принимает, кем тот на самом деле является, и что с ним сделают на Турнире, если парень не отзовет заявку.

Друг обиделся.

Но девушку сейчас это мало волновало. Она прекрасно знала Дэна и понимала, что тот теперь уже точно не откажется от участия в соревнованиях. Пойдет на принцип.

А значит, надо каким-то способом его отговорить!



У Вари из головы не выходила выходка Дэна. По - другому она назвать этот идиотский поступок просто не могла.

И главное – зачем? Ради чего парень решился на такой крайне сомнительный шаг? Он же должен понимать, что с его слабыми силами на Турнире делать нечего!

Ведь на играх действительно бывали летальные случаи. Редко, но бывали.

Всю субботу Дэн упорно игнорировал по телефону попытки девушки отговорить друга. Он переводил разговор на другие темы, резко вспоминал о каких-то важных делах, просто отмахивался занятостью.

Оставалась единственная надежда, что Дэна вышибут из команды сразу после тренировки.

Ведь тренер и остальные участники - не могут быть настолько тупоголовыми, чтобы откровенно слабого мага брать на соревнования такого уровня. Будь это местные, районные состязания магов - Варя еще поняла бы. Но Гильдейский Турнир - это явный перебор.

И было кое-что еще, не дающее Варваре покоя, – неужели в Москве так мало магов - стихийников, что предложили участвовать именно Дэну?

Все-таки странно это все. Очень странно.

В воскресение девушка засобиралась на диагностику. Семья уже была в курсе, что Владислав потребовал провести внеочередную проверку, и брат зло подтрунивал над старшей сестрой. Варвара старалась не обращать внимания, но из дома вышла все равно злая и раздраженная.

Впрочем, по дороге в клинику вся злость выветрилась, а на смену ей пришли тревожное ожидание и нервозность.

Варя никогда не любила эти проверки и диагностики. Процедуры сами-то по себе не особо приятны: помимо удержания ипостаси, анималы, как военнообязанные, проверялись на отражение магических и ментальных атак. Но и комиссия, по внутреннему убеждению девушки, вместо безразличного учета коэффициентов, старалась придраться к малейшим просчетам, особенно, если дело касалось самого оборота. А ведь в момент наброса шкуры очень сложно удержать за человеческий разум. В мозг бьется чужой, звериный, хищный инстинкт и к сожалению, не все анималы могут вовремя его приструнить.

А комиссии совершенно безразлично, насколько магически сильный анимал проходит проверку, и придирается ко всем.

Варвара прошла небольшой сквер, затем вдоль пруда и заспешила к железной узорчатой ограде.

Центральная клиника Гильдии маскировалась под специальное медицинское учреждение, куда вход был строго по пропускам.

Девушка показала охраннику на входе свою заламинированную карточку, приложила ее к валидатору и прошла внутрь. В воскресный день в клинике почти никого не было, только охранник и старенькая гардеробщица, и это Варю лишь порадовало.

Когда она снимала пуховик, мимо нее пролетел красный от бешенства мужчина. Брови зло сведены, глаза метают молнии, а с губ то и дело срывалась площадная ругань.

Варя его смутно помнила - тоже анимал, лет на семь старше самой Варвары. Мужчина рявкнул на гардеробщицу, схватил свою куртку и так же стремительно выбежал из здания.

— Что это с ним? - недоуменно вслух поинтересовалась девушка, обменивая пуховик на номерок.

Бабулька заторопила в ответ.

— Иди, иди, не задерживайся! – хмуро процедила она не глядя.

Варвара поднялась на второй этаж, прошла в самый конец коридора и остановилась у двери с табличкой «Диагностика и идентификация пациентов с нестабильными физическими параметрами».

Вошла без стука в небольшую приемную. Черноволосая молоденькая девушка лет восемнадцати в белом халате что-то печатала на клавиатуре, периодически сверяясь с бумагами, что лежали перед ней.

— Русанова? – уточнила она у вошедшей. Та кивнула, и секретарь сверилась со списком, - Можете проходить, вас уже ждут.

Варя, внутренне готовая к неприятному и неизбежному, осторожно коснулась золотистой ручки двери, и, глубоко вздохнув, повернула ее вниз.

Комиссия расположилась напротив входа за длинным столом с ноутбуками и стопками документов. Трое мужчин – боевых магов, две женщины - целительницы Варвае уже были знакомы, они всегда присутствовали на диагностиках.

На месте председателя комиссии сегодня сидел мужчина лет тридцати в черном костюме, поверх которого накинул белый халат. Строгое лицо совершенно не отражало эмоций, серые глаза под черными густыми бровями безразлично смотрели на вошедшую девушку. Мужчина внешне был привлекателен, но Варваре он не понравился с первого же взгляда Чувствовалось в нем что-то неприятное, двуличное и подозрительное.

Что удивительно, рядом с председателем комиссии был и Олег Брониславович, угрюмо уткнувшийся в свой ноутбук.

— Представьтесь, девушка, - попросила одна из целительниц. Ее голос был равнодушным и немного усталым.

— Варвара Русанова, - четко проговорила девушка.

Услышав фамилию, председатель схватил папку и стал быстро пролистывать документы.

— Ваш возраст? – продолжила допрос целительница.

— Лучше расскажите о вашей семье, Варвара, - председатель отложил бумаги и уставился пронзительным взглядом на девушку, - Кто ваши мать и отец, где работают?

Варя удивленно переглянулась с Олегом Брониславовичем. Не сказать, что просьба была странной, просто до этого момента раньше никто из комиссии не интересовался ее семьей.

Той информации, что есть в ее биографии – вполне достаточно, а бОльшего для процедуры диагностики и не нужно.

— О семье? Зачем?

Мужчина в ответ лишь поднял саркастически бровь.

— Варя, расскажи о родителях, это же не сложно! – недовольно пробурчал Олег Брониславович, не отрывая взгляда от монитора, - Артур Викторович интересуется.

Варвара пожала плечами:

— Мама работает в небольшой фирме бухгалтером, отчим…

— Отчим? Не отец? - перебил ее председатель.

— Отец умер двадцать лет назад, - хмуро ответила ему девушка, - Попал в автокатастрофу. Мама вскоре вышла замуж повторно.

— И фамилия у вас…?

— Мама решила, что у меня будет отцовская фамилия. Это правильно.

Артур Викторович понятливо кивнул.

— Продолжайте. Как к вам относится отчим? Хорошо или плохо? Он считает вас своей дочерью?

— Нормально. Аркадий Витальевич никогда не выделял меня из своих детей, - Варя ответила максимально нейтрально.

С отчимом проблем на самом деле никогда не было, он попросту не замечал старшую дочь своей жены. Пока не родились его собственные дети, Варе еще перепадали крупинки его внимания, как щенку, которого могут погладить, проходя мимо. Но эти крохи пропали безвозвратно с рождением Вячеслава и Светланы.

— Но отцом вы его не называете.

Варвара замолчала. Да, не называет. Как и Аркадий Витальевич ее – своей дочерью.

— Продолжать?

— Разумеется. Вы одна в семье?

Девушка приподняла бровь, удивляясь вопросам, ответы на которые можно найти в ее биографии.

— Нет, есть еще мои младшие сводные брат и сестра. Брат…

Артур Викторович ее снова перебил:

— А что вы знаете об отце?

Варвара метнула обеспокоенный взгляд на Олега Брониславовича, но тот смотрел куда угодно, только не на девушку, но его пальцы барабанили по столешнице, выдавая его нервозность.

— Не очень многое, - тихо ответила она, - Мне было три года, когда он погиб. Я его почти не помню.

— А с семьей отца…

— Быть может, мы приступим, наконец, к самой диагностике? – оборвал его Олег Брониславович, явно недовольный такими вопросами, - Вся эта информация есть в Вариной биографии.

Артур Викторович осекся.

— Да, вы правы.

Повинуясь его взгляду, целительница кивнула девушке:

— Можете оборачиваться.

Варвара оглянулась.

Раньше в другом конце кабинета всегда стояла небольшая ширмочка, где можно было раздеться и оставить вещи. Но сейчас там лишь сиротливо стоял одинокий стул.

— Вам нужно повторное приглашение? - колко проговорила женщина, - Разденьтесь и превратитесь в ваше животное!

— Но… где? - Варвара, холодея, повернулась к комиссии.

Они хотят, чтобы девушка разделась здесь? Перед ними?? Догола??

— Вы нас задерживаете! - устало произнес самый крайний маг. Лицо выражало лишь смертную скуку, но глаза заблестели в предвкушении бесплатного стриптиза.

Варвара задрожала от негодования.

— Но… тут же нет ширмы! Как мне раздеваться?

— Случись оборот на улице, вы всегда ищете, где укрыться? - сварливо заметила целительница, - Может, вам еще зеркало в рост поставить, чтобы вы разглядели себя целиком?

Варя ошарашено перевела взгляд на Олега Брониславовича, безмолвно спрашивая – как? Почему теперь оборот должен происходить открыто, при посторонних?

Вожак ответил ей беспомощным взглядом. Он и сам понимал, что требование комиссии – чересчур, но поделать ничего не мог – любое слово против, и Варе поставят штамп «не прошедшая социализацию».

— Ну же, Варвара, не задерживайте нас! - магу явно не терпелось понаблюдать за раздеванием симпатичной девушки.

Варя запаниковала, на глаза навернулись слезы.

— Думаю, мы все-таки позволим молодой девушке обратиться за дверью, - вдруг вмешался Артур Викторович, - У каждого из нас есть чувство стыда.

— Она — оборотень, ее чувство стыда должно быть атрофировано… – парировал ему маг. Его лишали бесплатного развлечения!

— Кто вам это сказал? Если она оборачивается в шкуру, это не значит, что перестала быть разумным существом, - председатель указал девушке на выход, - Идите за дверь, Варвара и попросите Евгению вам помочь. Вы же оборачиваетесь…, - он сверился с бумагами, - простой кошкой, значит, дверь открыть сами не сможете.

Варя благодарно кивнула Артуру Викторовичу и почти вылетела из кабинета. Прислонилась спиной к двери и в сердцах ударила по ней ногой.

— Не переживай, не ты первая! – равнодушно бросила ей секретарша, - Дверь потом сможешь сама открыть?

...

Ух, как же холодно!

Варвара поежилась и захлопала ладонями в рукавичках, пытаясь согреть пальцы.


Кстати, ноги тоже замерзли. Зимние сапоги хоть и были теплыми, но получасовое ожидание транспорта из кого-хочешь сотворит ледяную скульптуру в интересной позе.

Да где ж эта маршрутка-то!

Девушка подошла к обочине и глянула вперед, надеясь увидеть на дороге приближающийся микроавтобус. Машины полетали мимо, слепя дальним светом, но – все не то.

Варя раздраженно выругалась — вот всегда так! Когда не нужно — стоят рядком, выбирай любую, а как понадобится - не дождешься.

Девушка подышала на варежки, пытаясь согреть пальцы сквозь шерсть, и попыталась убрать руки в карманы. Толстые вязаные рукавички толком внутрь не лезли, но снимать их не хотела — потерять с трудом согретое тепло было жаль.

Варвара продолжала прокручивать в памяти прошедшую диагностику, особенно проверку ипостаси, как всегда неприятную и противную, оставляющую липкое ощущение собственной беспомощности.

Манежем назывался небольшой сектор помещений, специально подготовленных для работы с анималами. Центральный коридор и отходящие от него ответвления кабинетов и смотровых.

Проверка реакции анимала в животной ипостаси на визуальные и звуковые элементы проходила в небольшой комнате с жестким полом и стенами. Неожиданно начинал мигать свет и резко и громко долбил по нервам тяжелый гулкий звук. Эта какофония резала, разрывая барабанные перепонки. Варвара орала бы во весь голос от ужаса, но из ее кошачьей пасти вырывался только тихий стон. В кромешной темноте мелькали какие-то большие предметы, кошка каждым волоском ощущала воздушные вибрации, что они издавали при перемещении. Кто это был или что — неизвестно.

Звериная сущность кошки рвалась наружу колючим комком ярости и паники, хотелось мигом взвыть и бросится вперед, атаковать неизвестное, но Варвара упрямо держала ипостась под контролем. Нельзя, нельзя дать ей вырваться! Она не животное, она — человек! Разумное существо! И она сможет взять верх над своей второй ипостасью! Должна!

С трудом, но это испытание девушка выдержала,

Проверка реакции на стихийную и разумную магию прошла несколько проще. Правда, телекинетик так приложил Варвару об стену, что у девушки еще долго потом звенело в ушах, но целительница комиссии помогла избежать сотрясения мозга. Уже за это ей спасибо.

Стихийник пару раз ударил по черной кошке водяными струями, превратив пышную блестящую шерстку животного в облезлый мокрый комок шерсти. Варвара начала отфыркиваться и отряхиваться от воды, как в этот момент неожиданно на нее упала огненная цепь. Кошка, в последнюю секунду учуяв опасность, метнулась в сторону, лишь от шерсти повалил пар.

А вот испытание телепатом Варваре не понравилось. Ей казалось, что чтец мыслей, вместо беглого просмотра ее мысленного образа и распознавания в нем звериных черт, наоборот сам подталкивает к переходу в животный разум. Девушка тщательно удерживала на себе человеческий образ, старательно и скрупулезно выписывая в голове свой обычный внешний вид, но когда телепат дал добро и отпустил ее, вздохнула с огромным облегчением.

Но странное дело - в присутствии Артура Викторовича комиссия была более доброжелательна к Варваре. Он смягчал требования к испытаниям, какие-то - полностью отменял, какие-то - сокращал по времени. Прогонку по лабиринту, в которой анимал обычно показывает свои боевые таланты как зверь, отменил вообще, заявив, что для такого слабого оборотня, как Варвара, этот тест бессмысленнен, ибо в здравом уме никто не додумается выгнать на передовую домашнюю кошку.

Члены комиссии были недовольны этими поблажками, но идти против председателя не стали. Записывали данные, что оглашал Артур Викторович, соглашались с его мнением, что нет смысла и дальше мучить девушку, и спокойно проходили к следующему тесту.

Правда, одна из целительниц попыталась поначалу возмутиться вмешательством в диагностику, но пара очень тихих слов ей на ухо - и она заткнулась до конца всего тестирования.

Олег Брониславович смотрел на все с непроницаемым лицом. Было непонятно, что он на самом деле думает о помощи Артура, то ли доволен, что его ученице облегчили процедуру, то ли — негодует, что маг вмешивается в дела анималов.

Лишь позже, когда Варя уже покинула манеж и одевалась в приемной, ей на мобильный пришло текстовое сообщение от учителя «Держись от него как можно дальше». Уточнять, о ком именно писал Савельев, не пришлось.

Этот загадочный интерес к девушке, всю дорогу не выходил у Варвары из головы.

Странно. С чего бы вдруг Артуру Викторовичу помогать почти такой слабой анималке?

Варя вспомнила странные расспросы о своей семье. Быть может, председатель знал ее отца?

Да нет, - Варя сразу отмахнула эту мысль как глупую, - Когда тот погиб, Артуру Викторовичу было от силы лет семь, может девять. Вряд ли больше.

Да даже если бы и знал – двадцать лет уже прошло.

Но зачем он тогда так интересовался, что Варваре известно о родителе? Непонятно.

Глубоко уйдя в свои мысли, девушка не заметила, как рядом остановилась серебристая иномарка и открылась дверь.

- Варвара?

Она осторожно заглянула в салон – Артур Викторович собственной персоной. Шапка отброшена на соседнее сидение, замшевая куртка на меху расстегнута, на пальце блестит золотая печатка.

- Давайте подвезу.

Девушка охнула про себя - вот уж верно в народе говорят: о нем вспомнишь — он и появится! Чего не надо — того не надо! Она и сама прекрасно доберется до дому своим ходом.

- Нет, нет, я подожду лучше автобус, - она Варя замотала головой.

- Да садитесь же!

Несмотря на помощь председателя в прохождении диагностики, Варваре он все равно не нравился.

Было в нем что-то неприятное, мерзкое. Оно плавало в глубине его глаз и таилось в доброжелательной улыбке. Обостренное чутье анимала вопило во весь голос, что с Артуром Викторовичем лучше дел не иметь никаких. Вообще и никогда.

- Мне все равно не по пути, - девушка категорично отказывалась.

- Да садитесь же, Варенька! - широко улыбнулся Артур, словно воспринимая ее отказ как женское жеманство, - Вы ведь хотите отблагодарить меня за помощь в диагностике. Вот я и даю вам шанс.

- Отблагодарить?

- А вы считаете, что не за что? - он подмигнул девушке.

Это еще что за намеки!? Она не просила помощи, не вымаливала сократить диагностику и отменить часть тестов!

Варвара выпрямилась в струну, губы гневно сжала, брови свела в одну линию.

- Разумеется, большое спасибо, но я не представляю, чем еще могу отблагодарить, кроме слов, - уличный мороз мог побороться с ледяным тоном девушки за первенство по холоду.

Артур усмехнулся.

-Мы не так меня поняли, милая девушка, я всего лишь хочу поговорить.

Варвара его уже не слушала. В очередной раз глянув на дорогу, она увидела подъезжающую маршрутку и, с силой хлопнув дверью машины председателя, почти бегом направилась к микроавтобусу.

Артур вылетел из машины, догоняя анималку.

- Варя! Варя! Вы же не так поняли!

Но та уже закрыла за собой дверь маршрутки.

...

Варя вышла на пустой остановке. Уличный фонарь освещал киоск с пивом и сигаретами, но народу вокруг не было. Неудивительно, время –то позднее, почти одиннадцать ночи. Еще минут пятнадцать — и наступит комендантский час, установленный Гильдией для анималов. Если дежурный патруль заметит Варю вне дома, то серьезные проблемы будут у всей ее семьи.

Высотка, где жила Варвара, находилась в шагах ста от остановки и для молодой девушки это не расстояние, но в ночной зимней темноте да без прохожих...

Она поежилась и огляделась, вдруг все-таки хоть кто-то да пробежит. Уже не так страшно будет, а то район выглядит вымершим. Но вокруг никого не было.

Девушка на миг даже пожалела о своем отказе Артуру Викторовичу, все-таки какая-никакая, но компания. Но с другой стороны — нет уж. Неизвестно, о какой благодарности этот маг говорил, а то с него станется возжелать «юного девичьего тела».

Надо вызванивать Дэна. Обиделся он или нет, но помочь подруге в такое время обязан как взрослый и сознательный мужчина. Заодно будет повод Варе извинится перед ним за то, что давила на отказ от Турнира.

Решившись, достала мобильник и набрала номер.

- Дэн! Дэн, ты там как, уже освободился? Встреть меня, пожалуйста, а то мне страшно! – пролепетала она в трубку, - Я на остановке стою.

Дэн жил в том же доме, что и Варвара, только через подъезд.

На том конце друг коротко вздохнул.

- Варюш, ты бы предупредила заранее! Я все еще не дома!

Черт! Вот почему, когда надо...

- Да когда тебя предупредишь, если ты к телефону не подходишь! - с досады Варя пнула остановку ногой. Ударила пальцы ноги о железку. Сапог, хоть и приглушил боль, но не избавил от нее.

- Чтобы ты снова начала выносить мне мозг по поводу отказа от соревнований? - едко спросил в ответ парень.

Да, Варвара действительно переборщила с этим, она прекрасно понимала, что давить не следовало. Дэн не тот человек, чтобы передумать из-за чьего-то недовольства.

- Согласна, - со вздохом признала подруга, - Я виновата. Не стоило так делать.

- Угу.

- Так ты встретишь?

- Варь, я не дома! - раздраженно повторил парень, - И когда буду — еще не знаю, у меня тут незапланированная встреча...

- Встреча? – Варя забеспокоилась. Какие могут быть встречи почти ночью, - С кем?

- Ты их все равно не знаешь, - по голосу Дэна чувствовалось, что зря он это ляпнул.

- Дэн?

- Варя?

Встреча ночью? В день тренировки перед Турниром?

Что-то тут не вяжется!

- Дэн, пожалуйста, скажи, с кем ты встречаешься, - начала мирно уговаривать друга Варя.

Парень протяжно и громко вздохнул, давая понять, как ему надоела слишком навязчивая опека:

- Моя дорогая подруга, у меня ,как у взрослого мужчины, могут быть встречи о которых тебе знать не обязательно…

- Дэн, пожалуйста!

- А вот у тебя время почти на исходе! – и завершил разговор.

Девушка со злостью отключила вызов.

Как бы там ни было, но Дэн прав - на экране телефона отразились цифровые часы: без семи минут одиннадцать.

Варвара вздохнула, посильнее сжала в руках ручку сумки, чтобы, если что, отмахаться хотя бы ею, и быстрым шагом направилась по запорошенной снегом тропинке к домам.

Вдруг справа до нее донеслись приглушенные крики, глухие звуки ударов и, чуть позже, стон боли. И следом — вызверившийся, истеричный лай собаки, испуганной до смерти.

Девушка бросила туда настороженный взгляд, но видно ничего не было - уличные фонари не работали.

Остановилась. Может быть, подойти ближе и посмотреть, что происходит?

Но тут же дала сама себе мысленно пинок под зад.

Нечего смотреть, как бы самой не прилетело! Мало ли кто там дерется! Может, какой собачник бомжей гоняет?

Собака лаяла отчаянно, истошно, буквально выдирая глотку из себя. Так не будешь орать от злости, так рвешься только от ужаса.

Варя непроизвольно сделала шаг назад — что же должно было так напугать животное? Где его хозяин, почему не успокоит своего питомца?

И в этот момент полыхнуло магией. Невидимо для глаз, но ярко и пронзительно.

Как любой анимал, Варвара ощущала сотворенное волшебство, это был один из тех редких талантов, ради чего она признавала дар оборотня. Распознать, какое конкретно заклинание использовалось, не смогла, это под силу только обученным магам, как ее брат, например, но силу примененного таланта оценила.

Девушка прислушалась — после удара магии все вроде бы успокоилось. Ни шума драки не слышно, ни лая собаки.

А все равно страшно. Да мало ли кто там дрался, хорошо, если просто компания что-то не поделила между собой. А если это какие-нибудь воры-убийцы? Да еще и с магом? Он атаковал или защищался?

Что самое неприятное – если Варя хочет быстрее добраться до дома, то ей надо свернуть по тропинке как раз в ту сторону, где происходила драка. Или же - идти вперед и обходить два дома, а значит, увеличить шанс нарушить комендантский час, пусть и на пару-тройку минут. Тут главное, чтобы не засек патруль.

Идти в обход или сворачивать на тропинку?

Нет уж, береженого… и так далее по поговорке.

Варвара прижала к себе сумку сильнее и зашагала вперед. Пусть и дорога будет длиннее, зато подальше от явных неприятностей. А то мало ли что!

До собственного дома она добежала в два счета.

Ровно в одиннадцать вечера.



— Явилась – не запылилась?

Девушка раздраженно подняла глаза к небу. Да что ж такое - то! Весь вечер насмарку!

То тестирование проходит…скажем так - нестандартно, то Артур Викторович пристает с какими-то странными намеками на благодарности, а теперь вот братец решил выпендриться и встретить родную сестричку со всей лаской и любовью, что к ней испытывает.

Варя повесила сумку на ручку двери и начала снимать пуховик. Она решила не обращать внимания на братца. Хочется ему скандалить — пусть сам с собой разговаривает, вон зеркало висит на стене.

Вячеслав стоял в коридоре, прислонившись плечом к косяку двери, и с презрительной ухмылочкой рассматривал сестру.

Оборотень! Какое громкое и страшное слово!

В голове сразу рисуется жуткий монстр в человеческий рост с раззявленной пастью и огромными клыками. Глаза горят яростью, когти разрывают тело на части…

А в итоге что получаем - обычную кошку?

Всего лишь паршивую мелкую тварь, у которой из достоинств лишь пушистая шерстка да малюсенькие коготки? Домашний комок шерсти?!

В детстве маленький Славик бегал хвостиком за старшей сестрой, с коленей ее не слезал, просил поиграть с ним или почитать сказку. Так было до пансиона, куда Вячеслава отправили в семилетнем возрасте.

Но в классе ребята сразу объяснили мальчишке, что в оборотнях нет ничего ни хорошего, ни таинственного. И показали кулаками, каково это – гордится сестрой - анималкой со второй, звериной ипостасью.

Вячеслав еще принял бы Варвару, будь она посильнее и оборачивалась хотя бы в собаку или лисицу. Все - хищник, умеющий дать серьезный отпор. Тогда Славик любому мог бы с наглой гордостью хвастаться, что пусть сестрица и оборотень, но зато порвет всех, кто его обидит.

Когда его задирали старшие ребята и он не мог дать весомого отпора, маленький Славик так надеялся, что приедет старшая сестра и всем устроит!! Но приехав домой в первые же каникулы и рассказав сестре про школьные унижения, он с глубоким разочарованием узнал, что она не сможет ему помочь, не сможет напугать грозным видом и оскаленной пастью.

Варя оказалась всего лишь кошкой. Обычной мелкой тварью, что бегают по подворотням и роятся в кучах мусора в поисках крыс и мышей, пугливо шарахаясь от каждого прохожего.

Уже потом, когда Вячеслав подрос и самостоятельно сумел доказать своим обидчикам, что трогать его не безопасно, защита оборотня не понадобилась.

Но брат так никогда и не смог простить сестре, что она обманула его тайные надежды.

И каждый раз он оскорблял ее с ожесточенной злобой, выплескивая на Варвару свое разочарование и ненависть.

Девушка уже повесила верхнюю одежду на вешалку и сейчас копалась в сумке в поисках мобильника и книги, совершенно позабыв о присутствии брата.

— Ва - арь, - медленно и таинственно потянул он, - А вас там как полностью обследовали? И целители тоже?

Девушка отвлеклась от сумки и удивленно уставилась на брата.

— Гинеколога тоже посещала? – он широко и зло ухмыльнулся, - Вы же, когда весна наступает, должны, как животные, с ума сходить. Течка там, случка и так далее.

Варвара вспыхнула до кончиков ушей от злобы и стыда.

— Ты что мелешь?

— Я? - показушно удивился парень, - Я же забочусь о тебе! Март уже скоро, откуда ж я знаю, с кем ты там по ночам гулять будешь? Может, с каким котом подвальным? Не дай бог, в подоле котят принесешь! Ты обязательно как следует выбирай, с каким кошаком связываться, ладно? – он с фальшивой заботой умоляюще сложил руки перед собой, - Или еще лучше — приведи домой, мы его тут вискасом кормить будем, пока он тебя…

Варвара надвигалась на него, с силой сжимая в руках найденный телефон. Пластик жалобно захрустел под ее пальцами, но девушка этого не слышала. В глазах стояли слезы от оскорблений, в горле застыл комок.

— А тебя вообще как коты имеют обычно - скопом или поодиночке? - продолжал издеваться Славка, делая шаг назад. Конечно, Варька была намного его слабее, но, кажется, сегодня он перегнул палку.

Варвара замахнулась, но ударить брата не успела. Сзади ему опалил волосы огненный шар.

— Живо извинился перед сестрой! - рявкнула мать, занеся еще раз ладонь над его затылком. Пальцы засияли белым светом, в отблесках которого лицо матери выглядело устрашающе.

Высокая, такая же светловолосая, как сын, женщина кипела от бешенства. Видимо, услышала ругань своих отпрысков.

При матери, зная, что та за старшую дочь горой стоит и защищает от всяких издевательств, брат не задевал Варю, просто старательно ее игнорировал. А вот в ее отсутствие выкладывался по полной.

Но мать Вячеслав боялся. Тихая и рассудительная, в порыве ярости она была сурова и беспощадна, истово защищая свою семью. И в семье таким же образом строго сохраняла закон и порядок, разбирая жестко, но справедливо все стычки детей между собой и пресекая взаимные оскорбления.

— Ну, не слышу!

— Мам, я… – из презрительного надменного красавца Вячеслав мигом превратился в испуганного пацана, еле бормочущего что - то.

Женщина не стала разбирать вялый лепет сына, она лишь указала ему пальцем на дверь.

— Сидишь в своей комнате, пока не разрешу. Лишаешься всех карманных расходов на полгода…

Как еще мать наказала Вячеслава, Варя уже не слушала. Вытирая со щек злые слезы, она тихо прошла в свою комнату и закрыла дверь на замок.



Ночь.

Артур бросил взгляд на часы — половина двенадцатого.

Он отпил из бокала вина и отсалютовал своему отражению в окне. Часть задуманного удалось выполнить – и это хорошо. Остальное надо лишь проконтролировать, чтобы не выпустить из рук, и можно считать, что пост Главы Гильдии у него в кармане.

Артур довольно облизнулся, вспоминая хрупкую фигурку Варвары.

Красивая девушка. Тонкая, изящная, очаровательная. И судя по всему – из семьи, к которой у Артура серьезный интерес, если конечно в архиве не напутали документы.

Подобраться бы поближе к девушке, присмотреться к ней, разговорить. Как жаль, что она так испуганно шарахнулась от него сегодня. А ведь Артур действительно хотел просто пообщаться.

Остальное-то успеется, а вот выяснить некоторые важные детали… Эх, такой шанс пропал. И ведь Артур специально подобрал день, когда именно Русанова будет проходить диагностику. И помогал ей специально, чтобы подобраться ближе и завязать знакомство. Кто ж не захочет отблагодарить хотя бы толикой внимания человека, благодаря которому неприятная процедура была не такой уж и долгой?

Но Варя чего-то испугалась.

Интересно, она всегда такая пугливая?

От размышлений мужчину отвлек телефонный звонок.

— Артур? Здравствуйте.

— Дмитрий Валерьянович, рад вас слышать! Как ваши дела?

Старый друг семьи, опытный маг - целитель, занимавший должность главного врача в центральной клинике Гильдии. Не последний человек в организации, далеко не последний. Впрочем, с мелкой швалью Артур и не водил знакомств.

— Неплохо, мой мальчик, неплохо, - добродушно прогудел в трубку старик, - Тяжеловато, правда, без Ильи, но справимся, не в первый раз.

Илью Артамовича похоронили на днях, Артур присутствовал на похоронах и со скорбным видом утешал несчастную вдову. Что поделать, автомобильные аварии – это бич современных мегаполисов, от них не застрахован никто.

— Я вот по какому поводу звоню, - Дмитрий Валерьянович вдруг запнулся, - В ближайшие дни к нам должна прийти Лариса со своим сыном, мальчику уже четыре года, его пора ставить на учет.

— Дмитрий Валерьянович, это не совсем…

— Да, да, я понимаю, мой дорогой, понимаю. Лариса, конечно, допустила тогда серьезную ошибку, но… Ты все же считал мальчика своим сыном, да и Ларочка тебе все еще не безразлична, я знаю. Я просто подумал, может, ты захочешь узнать, как у них дела? Как здоровье мальчугана?

Артур с силой сжал трубку и пластик захрустел.

Лара.

Лара и Василек.

Рыжеволосая красавица и ее толстощекий мальчуган с яркими синими глазищами и русыми вихрами.

Его невеста, почти жена, и ее… Как их называли раньше – бастард? Ублюдок? Незаконнорожденный?

К Васильку это слово никак не подходило, но полностью описывало суть произошедшего.

— Мы договаривались с Ильей, - осторожно начал Артур, стараясь не выдать своих истинных чувств по отношению к рыжей и ее отпрыску, - А после его смерти…

Старый целитель его снова перебил:

— Ты же понимаешь, Артур, я могу отдать твою семью другому врачу. Да, да, - он не дал вставить слово собеседнику, - Я все равно считаю Лару твоей семьей и лично хочу проконтролировать, что у них все пройдет хорошо. Так тебе сообщить, или как?

Артур похолодел. О настоящей истории Лары и Василька знали только трое: сам Артур, его бывшая невеста и их лечащих врач, Илья Артамович. После его похорон Артур первым делом ринулся в клинику и заплатил очень хорошие деньги помощнику Артамовича, чтобы дело Ларисы вел именно он.

И если Дмитрий Валерьянович все узнает, то с этого старого принципиального идиота станется донести Владиславу! А этого допустить никак нельзя!

Надо что-то срочно придумать!

— Да, я буду благодарен, если вы возьмете на себя Ларису с сыном, - Артур был очень вежлив со старинным другом семьи, - Быть может, я сам приеду в клинику. Когда им назначено?

— Во вторник, мой дорогой, во вторник, - Дмитрий Валерьянович улыбнулся в трубку, - Приезжай, буду рад тебя видеть!

Артур положил телефон очень аккуратно, стараясь не дать выплеска собственным чувствам.

Лара! Как он любил эту рыжую вертихвостку! С ума сходил, по ночам у балкона сторожил, даже заказывал серенады!

Но Лара никогда не отличалась верностью к своим избранникам. Она изменила Артуру и забеременела от какого-то мерзавца.

Но Бескудников ничего не знал. Он жил с Ларисой как с женой – в одном доме, одним хозяйством. По вечерам они ходили гулять в парк вместе с ребенком, по выходным – навещали родителей Ларисы.

Василька Артур обожал, проводил с сынишкой каждую свободную минуту. По ночам вставал к плачущему ребенку и укачивал его, покупал ему развивающие игрушки и занимался с сыном.

А через год на очередном медосмотре вдруг в ауре малыша вдруг обнаружили едва пробивающиеся магические всполохи. Ранние, едва заметные, но четко определяющие направление магии.

Артур сначала не поверил, потребовал повторения процедуры. Но и на второй, и на третьей результат был тем же самым.

Его Василек оказался оборотнем. Магом - анималом. Магом, чей талант невозможно получить случайно, эта магия передается строго по наследству от родителей.

Семья Ларисы была чиста — Артур специально потом проводил проверку и архивную, и медицинскую.

Семья Бескудникова – тем более. Свое генеалогическое древо мужчина знал назубок вплоть до шестнадцатого века.

Вывод один – Лара изменила ему с каким-то оборотнем. Рыжая даже предлагала пройти генетический анализ на отцовство, чтобы доказать, что Василек его сын. Но чтобы Артур Бескудников доказывал свое родство таким унизительным способом?!

Артур выгнал ее вместе с сыном из дома и лишил финансового обеспечения. Перекрыл все карточки, запретил брать на работу в доступные ему организации. Даже родители Лары отказались от дочери, оповестя всех окружающих, что дочь, не умеющая держать свое слово и быть верным избранному мужу – не имеет права носить их фамилию.

Но это было официальной версией происшедшего.

И настоящая история должна была остаться строго между тремя: Артамовичем, Ларой и Артуром.

Но целитель подвел: увидев ближайший расклад на пост Главы Гильдии и просчитав все возможные варианты, он понял, что его ближайшим соперником становится именно Бескудников. И не нашел никакого другого выхода, кроме как шантажом требовать от Артура отказа от поста Главы.

За что и поплатился.

Значит, тайна известна только Ларе.

Артур задумался.

Нужно заставить рыжую замолчать навсегда, чтобы она даже думать забыла, почему ее ребенок родился оборотнем.



— Варя? Ты тут?

Мама приоткрыла дверь в темную комнату дочери. Черная кошка сидела на подоконнике и рассматривала улицу внизу.

Женщина печально вздохнула и закрыла за собой дверь. Привычно обогнула угол кровати и письменный стол с компьютером, встала у окна, погладила кошку по спине.

— Ты не злись на него, Варюш, ему еще восемнадцать, он глупый и не понимает…

Легкая дымка окутала кошку и через мгновение рядом с матерью встала Варвара.

— Да все он понимает, мам! - злость от ссоры с братом еще не прошла, и девушка сбрасывала на мать свои эмоции, - Ему уже восемнадцать. Уже! Это не тот возраст, когда писаешься под себя и считаешь, что это весело!

— Он сильный маг.

— Это должно его оправдывать? - девушка раздраженно дернула штору, - По - твоему, если он умеет больше, значит, ему позволено гнобить и унижать слабых?

Мать обняла дочь за плечи и прижала к себе.

— Ты же старше, Варюш, ты-то должна понимать, - она тихо вздохнула, - Славка сейчас в эйфории от своих способностей. На него обратили внимание в администрации Гильдии и он считает себя королем.

— Только король-то голый!

Они замолчали, переживая прошедшую ссору.

Варя вздохнула и уже тише проговорила:

— Я помню, каким он был до пансиона. Добрым и таким заботливым…

— Он ходил за тобой хвостиком, - с грустной улыбкой кивнула мать, - Помнишь его любимую сказку?

— «Иван - царевич и Серый волк». Славка всегда думал, что я тоже смогу превращаться в волка и мы будем с ним на пару совершать подвиги и убегать за приключениями.

Женщина грустно качнула головой.

— Это он в пансионе наслушался своих товарищей. Промыли ему мозги, что ты оборотень, что вас в резервации надо…

Варя недовольно дернула головой.

— Слушать дурость других – ума много не надо!

И снова в комнате воцарилось молчание. Только часы еле слышно пикали, да ветер свистел за стеклом.

— Я… Мам, я перееду наверное в бабулину квартиру,-еле слышно произнесла Варя, - Для всех так будет лучше.

— Варюш, я… - мать горестно вздохнула.

Она всегда воспитывалась в принципе, что семья - это нечто единое. Целое. Общее.

Да, конечно, дети взрослеют и уходят из дома, заводят свои семьи, рожают своих детей, но все равно - жить нужно вместе, дом к дому, забор к забору. Потому что это семья. Это твоя опора, которая всегда будет рядом и придет на помощь.

Бабушка Вари, мать ее отца, жила на другом конце Москвы, в Царицыно, и это, по мнению матери было крайне далеко. На уровне Заполярья.

Но женщина прекрасно понимала, что дальше ситуация будет только усложняться.

Вячеслав почти закончил обучение в пансионе, ему осталось лишь прохождение практики, а значит большую часть вечеров он будет проводить дома и доставать Варвару чаще и сильнее. Уже сегодняшняя ссора показала, что сын в попытке оскорбить сестру не постоит даже за сомнительными для дома темами.

К тому же, женщина получила днем сообщение, что муж возвращается из полуторагодовой командировки. А у отчима с Варварой отношения, мягко говоря, прохладные. Олег Игоревич не принимал девочку - оборотня ни как свою дочь, ни как дочь своей жены от первого брака.

Да, переезд для Вари будет самым лучшим вариантом.

Но как же больно отпускать ее из дома, из родного гнезда!

— Мам, я понимаю! - дочь улыбнулась сквозь слезы, - Но мне и на работу там будет ездить ближе, и, наконец, самостоятельной стану.

Мама ухватилась за соломинку.

— У тебя же зарплата копеечная, ты жить-то на что будешь?

— Мам, - девушка устало подняла глаза к небу, - Я что, похожа на транжиру? Того, что я получаю, вполне достаточно!

Разговор о Вариной зарплате поднимался у них регулярно. Девушка не зарабатывала миллионы, но получаемого вполне хватало на нормальную жизнь. Да, шиковать не приходится, но и не приучена Варя к большим деньгам.

— Но все-таки у тебя маленькая зарплата… - сетовала мать.

— Нормальная! - Варвара спрыгнула с подоконника, - Решено: начинаю самостоятельную жизнь и с завтрашнего дня перевожу вещи на бабулину квартиру.

Глаза заискрились, на щеках появились милые ямочки. Варя с воодушевлением представляла, как будет жить самостоятельно. Конечно, поначалу будет тяжко — привыкла она, что мать ведет полностью дом. Теперь придется все делать только самостоятельно, но с другой стороны — это же здорово: сама себе хозяйка.

Тут она вспомнила:

— Да, мам, - женщина оглянулась, - Не говори Славке, что я переезжаю.

— Он сразу догадается, - мать подавила всхлип.

— Потом пусть, а пока не говори. А то мало ли — захочет мне какую-нибудь гадость под конец сделать!

Договорившись обо всем, женщины расцеловались и обнялись.

Одна с трудом выпускала из - под своего крыла взрослую дочь, вторая – морально готовилась к полной самостоятельности.




@темы: серия Пешка в чужой игре