InnaMorania
1 Глава

Кабинет был небольшим, но из-за светлых оттенков мебели и деревянных панелей на стенах, казался просторным.
В кресле за рабочим столом сидел грузный мужчина в возрасте, одетый в темно - серый джемпер толстой вязки. Седые волосы были немного растрепаны, большой мясистый нос выделялся на угрюмом несимпатичном лице.
— …Сегодня мы назовем полноправными членами нашего клана тех, кто доказал свою преданность и…, - Владислав читал вслух пресс - релиз о церемонии обращения в вампирском клане, и его настроение портилось с каждой прочитанной буквой.
Мужчина произносил слова медленно и выразительно, показывая тем самым свое отношение к прошедшему событию, отдельно останавливаясь на некоторых фразах приветственной речи понтифика.
— Что - то, а говорить кровосос всегда умел! - дочитав до конца, мужчина брезгливо скривился и отбросил бумагу на стол, словно это какая-то зараза.
Алексей Каледин, ближайший помощник Главы, сидящий напротив своего руководителя, прочел заголовок и кивнул.
— Вторая церемония в этом месяце.
— И третья с начала года! Эти кровососы совсем с ума посходили, скоро каждую неделю обращать начнут! – проворчал Владислав, продолжая мозолить взглядом пресс - релиз, - Отправь им ноту протеста! И укажи, что мы требуем соблюдения установленных ранее правил, в частности, обращения дважды в год!
Алексей пожал плечами, признаваясь в своей беспомощности перед кланом.
— Церемония – это их внутреннее дело, мы получаем лишь пресс - релиз и то - как дань вежливости…
— Вежливости! – недовольно перебил его Владислав, - Мы - Гильдия Нейтралов и не нуждаемся в вежливости кровососов!
Помощник покладисто согласился, не желая и дальше развивать эту тему. У него был несколько иной взгляд на отношения Гильдии с вампирами, но пока не время об этом открыто заявлять.
— Что-то еще? - раздраженный Глава желчно глянул на папку, что Алексей держал в руках.
Помощник помялся немного, но решил все-таки рассказать.
— До меня доходят не очень приятные слухи, Владислав Игнатьевич. На прошлой неделе двое наших магов не вернулись домой, их семьи уже заявили в розыск.
Старый маг нахмурился.
— Кто именно?
Алексей раскрыл папку и сверился с материалами:
— Сосновский Валентин Викторович и Артамович Илья Андреевич.
Владислав помрачнел.
Артамович пропал? Этого еще не хватало!
— Есть подозрения, что с ними?
— Нет, ушли из дома вроде как на работу, а вечером не появились. Единственное, жена Сосновского говорит, что он выскреб все деньги из дома, даже на банковских карточках ничего не оставил.
Владислав рассержено дернул плечом, отказываясь признавать, что это известие как-то важно.
— Небось, бросил жену и смылся к любовнице, делов - то.
Алексей недоверчиво покачал головой.
— Она утверждает, что у мужа нет любовницы.
— Значит, хороший муж ей попался, грешки свои скрывать умеет.
Помощник промолчал. Исчезновения второго мага загул первого по любовницам все равно не объясняет. Но когда Владислав в таком брюзжащем настроении, то видит все и всех в если не черном, то темно - сером цвете.
— Я запросил тщательную проверку, посмотрим по результатам, - свернул он разговор. Молча собрал документы в папку и поднялся с кресла.
— Да, вот еще что, - остановил его Глава Гильдии, - Через неделю первое марта. Оборотни давно проходили диагностику?
— Маги - анималы, - поправил его Алексей, - Отчет я вам предоставлял в конце декабря.
— Пусть пройдут повторно. Подготовь списки и приказ по Гильдии.
— Так только два месяца прошло!
— Уже два месяца, мой мальчик, уже! - Владислав выразительно поднял палец вверх, - Не стоит дергать льва за усы во всех смыслах.
Алексей коротко кивнул головой, подтверждая полученный приказ, и вышел из кабинета.
Владислав бросил насмешливый взгляд ему вслед.
Мальчишка еще!
Но смышленый.
И исполнительный.
Как помощнику Главы Гильдии – ему цены нет, парнишка знает, когда нужно промолчать, а когда - применить усердие или вовремя перехватить инициативу.
Но чтобы занять пост Главы ему не хватает бОльшей самостоятельности. Да и не способен Алексей на какие-то жесткие и решительные действия.
Вот даже сейчас - с этими оборотнями.
Владислав презрительно фыркнул.
Тоже мне, маги - анималы! Какой-то полоумный старикан лет двести решил назад, что они - еще одно ответвление магии, так эти вшивые животные сразу посчитали себя равными настоящим магам!
— Держать надо этих тварей вот где, - Владислав вслед своим мыслям сжал пальцы в кулак, с силой впиваясь ногтями в ладонь, - Чтобы они помнили свое место у кормушки!
Взгляд упал на отброшенный пресс - релиз с вампирской церемонии и маг еще раз поморщился. Совсем обнаглели эти упыри!
Помнил Владислав, как три года назад столкнулся с понтификами в жесточайшем споре по поводу разделения привилегий и полномочий в Московском регионе. Знатная была заварушка, но вампиры звонко щелкнули по носу Гильдию, совершенно невероятным образом сумев отстоять территорию за собой. И теперь, каждый раз как заходила речь о понтификах, Владислав корежился от воспоминаний.
Ладно, разберемся с оборотнями, и придавим кровососов, чтобы и думать забыли, как голову поднимать да вякать!
Мужчина достал из ящика стола черную папку и раскрыл ее. В конце года ему надлежит назвать себе преемника, который займет место Главы Гильдии, когда Владислав отправится на покой. И претендентов всего ничего – пятеро, хотя нет – уже четверо. Файлы Алексея Каледина маг сразу же вытащил и отправил в шредер. Мальчишка слишком мал еще, чтобы становится Главой, даже если сам Владислав умрет еще нескоро.
Итак, четверо: Артур Бескудников, Илья Артамович, Геннадий Васин и Георгий Баренцев.
Все – выходцы из сильнейших семей, молодые, но опытные маги, мощные, уверенные в себе, получившие блестящее образование.
Из них лишь Артамович – целитель, остальные – стихийники.
Владислав взял в руки досье на Артамовича, немного подумал и отправил бумаги в шредер вслед за информацией по Каледину.

Молодая девушка в светло - сером пуховике потянула на себя тяжелую входную дверь высокого темно - серого блочного здания, по виду - вылитый НИИ, построенный в застойные советские времена. Вошла внутрь, показала на пункте охраны свой пропуск и приложила его к валидатору. Охранник, дюжий мужик в темно - синей униформе покровительственно кивнул, мол, проходи. Девушка улыбнулась в ответ и быстрым шагом направилась к гардеробу.
Оставила там верхнюю одежду, поздоровалась с милой старушкой – гардеробщицей в белом халате, разгадывающей кроссворд в журнале, и рванула к лифту.
Третий этаж, длинный коридор с высоченным потолком и вереница дверей. Тусклый коричневый ковер заглушал шаги девушки, и ей казалось, что она не идет, а плывет.
Вот, наконец, нужный кабинет. Постучалась, услышала одобрительный возглас и открыла дверь.
— Ааа, Варюша! - с улыбкой поприветствовал ее сидящий за большим столом мужчина, - Молодец, что зашла, я уже хотел тебе звонить!
Вожак был высоким и крепким мужчиной лет пятидесяти, с густой шевелюрой темно - каштановых волос с проседью и крупными чертами лица. Серый пиджак он накинул на черный джемпер с воротником - стойкой, но застегивать не стал.
Мебель комнаты была под стать владельцу – большая, грубая, но практичная. Деревянный паркет на полу поцарапан и местами потерт, шкафы - старые, с ободранными углами, но выдерживающие тонны бумаг и документов.
— Здравствуйте, Олег Брониславович! – звонко поздоровалась с ним девушка.
Вожак стаи насмешливо прищурился и кивнул Варе.
— Как дела? Все в порядке?
— Да, спасибо! – Варвара мило улыбнулась и чуть склонила голову вбок. Смешная привычка, над которой всегда подшучивал ее учитель. Вот и сейчас он фыркнул, глядя на ее веселое личико. Забавное такое, с россыпью едва заметных очаровательных веснушек. При улыбке на щеках девушки появились милые ямочки, а карие глаза заискрились смехом.
Очаровательная она все - таки, Варвара Русанова. Тоненькая, стройная, гибкая как молодое деревце, И лицом хороша, и волосы длинные, темно - русые с чуть заметным золотым отливом. Вся в отца.
Олег Брониславович на мгновение прикрыл глаза, вспоминая друга, но тут же встряхнулся и заставил себя вернуться в настоящее.
Девушка, повинуясь взмаху руки, подошла ближе. Вожак подал ей скрепку бумаг.
— Вот, только что получил распоряжение Владислава. Прочти и подпишись.
Варвара взяла протянутые бумаги. Пробежалась по тексту глазами и застонала, не в силах сдержать раздражение.
— Опять? Ведь только - только проверка была!
Вожак грозно нахмурил брови. Он ждал этого возмущения, знал, как ученица относится к диагностикам, но не собирался долго выслушивать возмущение Варвары.
— Ну, значит, придется повторить! Сама знаешь, исполнение закона — важная часть нашего существования!
— Но, Олег Брониславович, это уже ни в какие рамки не лезет! - не успокаивалась девушка, - Можно подумать за полтора месяца мы так сильно изменились! Им там что, совсем заняться нечем?
— Варвара, не забывайся! Месяц март на носу, сама знаешь, как на некоторых анималов действует смена сезона. Тебе напомнить?
Варвара отрицательно покачала головой и уткнулась в текст.
— Что и ипостась тоже? – новый стон раздражения был еще громче, - Да Олег Брониславович!!!
— Если Владислав Игнатьевич решил, что так надо, значит, у него есть весомые причины! Не наше дело обсуждать приказы руководства.
— Да этому Владиславу Игнатьевичу небось волки одно место…
— Варвара! - рявкнул на зарвавшуюся девушку вожак, - Ты научишься, наконец, думать, когда, где и что говоришь?
Девушка мигом замолчала, но обвиняюще уставилась на Савельева. Тот невольно нахмурился, на миг почувствовав свою неправоту из-за повышения голоса.
— Выбирай, на какой день тебя записывать, – Олег Брониславович сверился со своим графиком, - остались - в пятницу в двадцать - десять и в воскресение в шестнадцать.
Пятница вечер или воскресение…тоже вечер, но все не такой поздний.
Последний раз ипостась проверяли полтора года назад, и тогда процедура затянулась на два с половиной часа. Получается, что если в пятницу–то дома Варвара появится никак не раньше двенадцати ночи, а это было не очень хорошо, так как нарушало комендантский час, установленный для оборотней.
Да, у нее была веская причина для опоздания, но лучше бы ее не использовать.
Значит, остается только воскресение.
— Записывайте на шестнадцать часов, - вздохнула девушка и пометила у себя в телефоне дату и время. На всякий случай. Вылететь из головы диагностика вряд ли сможет, но…
Варя терпеть не могла эти проверки – унизительные процедуры опознавания уровня доступной магии и возможностей звериной ипостаси. Будь девушка сильным магом, умеющим оборачиваться тигром, пумой или на худой конец, медведем, как ее учитель Олег Брониславович, она бы еще стерпела. Приятно знать, что тебя не просто презирают, но и боятся. Но Вариных сил хватало лишь на оборот небольшим зверьком, домашней кошкой, да и то ненадолго. И поэтому каждый раз на подобной процедуре она чуть ли не физически ощущала от комиссии волны ненависти к существу, умеющему становится тупым и неуправляемым зверем, и презрения к ничтожным каплям магического дара, не дающих хотя бы минимальный повод с достоинством поднять голову.
Впрочем, уже двадцать лет многие оборотни забыли, как вскидывать подбородок гордо и высокомерно.
Владислав отучил.
— Олег Брониславович, - робко начала Варя, - А вам не кажется, что мы… ну…
Под его стальным взглядом девушка окончательно смутилась.
— Что - мы, Варвара?
— Ну… мы же анималы, - еле слышно пролепетала она, начав рассматривать мыски своих сапог, - Неужели мы так и будем…
Тема, что она хотела поднять с учителем, была очень скользкой.
Анималы являлись обособленной группой в Гильдии. И не полноправные члены – организация установила слишком жесткие законы поведения и подчинения, зная, что оборотни не всегда могут себя контролировать в звериной шкуре. И в то же время не свободные охотники - уйдя на вольные хлеба, они лишались всех благ – охраны законом Гильдии, медицинской помощи, юридической защиты.
— Что будем? – Савельев знал, что последует за этим «мы же анималы». Уже не в первый раз он дипломатично, но жестко объяснял своим подопечным, что тщательное соблюдение установленных Гильдией правил – закон выживания, а не подчинения.
А выступать за независимость – значит подставить под удар не только себя, но и свои семьи. И многие молодые оборотни почему-то забывают, что Гильдия за неподчинение накажет не только их, но и матерей, жен, сестер и детей.
И кому тогда будет хорошо от этой независимости? Было уже, проходили.
Савельев хмуро вспомнил события двадцатилетней давности, которым он был свидетелем. А раньше ведь, и правда, боялись оборотней. Опасались их звериной сущности, безудержной ярости, чудовищной силы. Не все, конечно, могли этим похвастаться, вон возьми Варвару–что она может–то в своей ипостаси кошки, но… Но и сам Олег Брониславович наводил страх на своих врагов и оппонентов. Правда, предпочитал, в отличие от многих, действовать дипломатией и убеждением, что и позволило после прошедшей войны встать во главе выживших семей анималов.
Варвара тихо вздохнула. Она и сама догадывалась, что это слишком сложный и многогранный вопрос, да и вряд ли она первая, кто им задается.
— Ладно, - Олег Брониславович и сам видел, что девушка все прекрасно понимает, и не стал развивать тему дальше, - Иди пока, жду в воскресение!
Варя кивнула и тихо попрощалась.
Учитель долго еще смотрел на закрытую ею дверь, и вместо Варвары видел ее отца – гордого, сильного и так же задающегося вопросом «до каких пор?».

Значит, придется про воскресение забыть!
Варвара тоскливо вздохнула. Итак-то выходных мало, а теперь еще и этот отбирают. А ведь Денис хотел ее затащить в кино, там новый фильм про обожаемых другом супергероев шел…
Теперь придется отменить.
Варя горестно вздохнула. Вот Дэн-то расстроится!
Но против проверки не попрешь, не появишься вовремя - запишут в список ненадежных, а это значит ужесточение режима проживания. Мать ее точно не простит.
Девушка бросила взгляд на серую многоэтажку с бордовыми панелями лоджий, нашла глазами окна на шестом этаже – свет горел только в одном, левом, и напряглась, внутренне готовясь к неизбежному. Брат дома.
Варя достала ключи и открыла тяжелую железную дверь подъезда. Дальше – лифт, лестничная клетка и дверь собственной квартиры, обитая коричневым дермантином. Вошла в прихожую, сбросила сумку на тумбочку у входа, прислушалась - брат был у себя. Из комнаты сестры доносился звук телевизора, значит и она тоже здесь.
Мать, услышав, что хлопнула входная дверь, высунулась из кухни.
— Варя! Молодец, что рано пришла, давай, переодевайся и живо помогать.
Девушка начала быстро стаскивать с себя пуховик. Сняла сапоги и поставила рядом. Неудачно повернулась, задев висящую куртку брата, взмахнула неуклюже руками, и на девушку посыпались вещи с верхней полки – перчатки, шапки, шарфы, даже целлофановый пакет, забитый чем-то тяжелым и больно ударивший Варю по затылку.
— Славк, иди сюда, паршивец! – рявкнула девушка, зло потирая голову в месте удара.
Музыка в комнате брата затихла. В коридор медленно и лениво выполз Вячеслав – высокий, красивый блондин в спортивных штанах и футболке. Восемнадцать лет парню исполнилось только в прошлом месяце, но хамства и гонора было столько, словно он прожил уже очень много.
Впрочем, Вячеслав, маг - воздушник высокого уровня, всегда давал понять окружающим, что его ждет явно не вялое прозябание на задворках жизни.
— Посмотрите, кто пришел! Наше домашнее животное! – пропел Славка медовым голосом и криво ухмыльнулся, - Что, в приюте для бездомных кормить отказались?
— Живо убрал свою куртку, - грозно ответила Варвара, не обращая внимания на оскорбления брата.
— С чего бы это? Ты сбросила – тебе и убирать!
— Ты же повесил так, что она мешает!
На спор из своей комнаты выглянула младшая сестра Светлана. Толстенные косы пшеничного оттенка упали на ее тонкие плечи, зеленые раскосые глаза оглядели место побоища Варвары с одеждой и равнодушно глянули на скандалящих родственников.
— Вы опять? – устало поинтересовалась она.
— Светк, эта тварюга хочет, чтобы я за ней прибирался!
— Да мне плевать, кто из вас что хочет! Просто заткнитесь! – Светлана коснулась рукой висков, - От вас обоих уже голова болит!
Славка, поняв, что от младшей сестры помощи не дождется, снова обернулся к Варваре.
— В рабы к оборотням не нанимался! - и ушел в свою комнату, показательно хлопнув дверью.
— Славка, иди сюда! – понимая, что бесполезно, Варя все равно не хотела оставлять за ним последнее слово.
Дверь чуть приоткрылась, и девушке был показан неприличный жест.
— Ах ты…! – она запнулась от негодования, но тут из кухни снова выглянула мать:
— Ну, где ты там? Долго тебя ждать? - увидела разбросанные вещи, - А это что? Убирай и живо руки мыть! Я с мясом не успеваю!
Девушка протяжно вздохнула. Ну почему всегда так – брат что-то сделает, а отдуваться приходится Варваре?
Быстро скомкала перчатки и шарфы и забросила на верхнюю полку, поправила вот - вот грозящие упасть дубленки сестры и матери, а куртку брата мстительно повозила по полу, наступила пару раз тапочком и бросила к нему в комнату:
— Твоя вещь – ты и разбирайся!
И не слушая доносящуюся злобную ругань, отправилась в ванную мыть руки.

Утром девушка постаралась уйти из дома быстрее, чтобы не сталкиваться повторно с братом. Открыто при матери он Варвару не цеплял, понимал, что влетит за хамство старшей сестре, но мелкие стычки с ним в коридоре настроения не добавляли.
В офисе девушка была ровно в девять утра, на полчаса раньше официального начала работы.
Варвара трудилась обычным менеджером в небольшой курьерской компании, принадлежащей одному из гильдейцев. Принять заказ по телефону или электронной почте, правильно его оформить для дальнейшей обработки, ответить на вопросы клиентов и выяснить, что с доставкой – вот и все задачи, что ставило перед Варварой и еще пятью такими же менеджерами ее руководство.
Девушка сделала себе кофе, ткнула кнопку системника и загрузила компьютер. В рабочей почте уже лежало несколько писем для формирования заказов на курьера. Варвара бросила взгляд на часы – надо успеть до десяти утра забить заявки в программу, чтобы их успели обработать и отправить по адресам курьеров. Отхлебнула глоток горячего кофе и настроилась на рабочий лад – ну что, поехали.
Время - двенадцать ноль восемь.
Варвара потянулась и огляделась. По телефону тихо разговаривали с клиентами Катя и Ольга Павловна, Виктория Сергеевна что-то считала на калькуляторе, а Денис перебирал квитанции по доставке, держа у уха телефонную трубку.
— Ага, нашел! – услышала девушка его довольный взгляд, - К вам вчера приезжал курьер в семнадцать десять… Судя по отметке, вас не было… Но мы же всегда просим оставлять именно…А как? …Ваша теща? … Извините, но как мы можем созвониться с ней, если вы не оставили ее телефон? Нет, тут не указан. Заявка? Так, сейчас посмотрю…, - заметив взгляд подруги, Денис подмигнул ей и снова ушел в разговор с недовольным клиентом, - Можно сделать повторную заявку, но курьер к вам только завтра приедет…
— Варь, привет! – перед глазами вдруг появилось яркое пятно, - Как делишки?
Звонкий голос подруги разбил рабочий гул в кабинете. Высокая рыжеволосая красавица в белой полу - прозрачной блузке и красной юбке - карандаш уселась на краешек стола, подхватила Варварину чашку с остатками кофе и отпила глоток.
— Фу, остыл совсем!
— Лис, тебе никто не говорил, что пить из чужой посуды – негигиенично? – Варвара выхватила из рук подруги чашку и вернула обратно на подставку.
— Да ладно, вы, анималы, ж никогда не болеете!
— Чего не скажешь о вас, простых магах! – в голосе Вари появилось гордое самодовольство, но девушка весело улыбалась.
— Ну все! Занудила! – Лариса подняла глаза к небу, - Ты обедать собираешься?
— Да, через часок хотела к тебе заглянуть!
— Ладненько, тогда жду!
Подруга слезла с Вариного стола и, повиливая стройными бедрами, отправилась восвояси.
С Ларисой, или Лисой, как она просила себя называть, Варвара познакомилась в первый же день работы. Яркая красавица характер имела под стать внешности – взрывной и эмоциональный. Лиса работала в этой же компании менеджером по продажам и вела постоянных клиентов, в отличие от Вари, которая общалась с разовыми заказчиками. Рыжая примчалась к новенькой под конец рабочего дня и отчихвостила за неверно сделанную заявку, из-за чего Ларисе пришлось долгое время уговаривать своего клиента не подавать в суд на компанию. Увидев новенькую, испуганно смотрящую на нее девушку, молодая женщина поняла, что та толком ничего еще не знает и ошибку в заказе сделала не по небрежности, а от элементарного незнания, и взяла Варвару под свое «материнское крыло». С тех пор они подружились.
О Ларисе Варя знала не очень много, та делилась буквально каплями собственной биографии. Жила рыжая в однокомнатной квартире с четырехлетним сыном, обладала небольшим даром мага - огневика и очень не хотела завязывать какие-то знакомства с мужчинами, отговариваясь наличием ребенка.
Впрочем, Варвара была девушкой воспитанной и в душу к Лисе не лезла, считая, что та сама все расскажет, когда захочет.
В столовой почти все столики были заняты.
Девушки подхватили на кассе свои подносы и медленно пошли вдоль рядов, выискивая свободное место. Наконец, у самого окна засобиралась группка бухгалтеров и подруги рванули туда.
— Ты видела это?
Варвара протянула Лисе сегодняшний номер корпоративной гильдейской газеты, что взяла по дороге в столовую у секретаря в приемной.
Рыжая вчиталась в заголовок:
— «Нелепый случай оборвал жизнь молодого и подающего большие надежды целителя И. А. Артамовича.»
— Ты его знала? – цепкий пристальный взгляд Лисы впился в подругу.
Варя фыркнула.
— Откуда? Сама ж сказала – мы никогда не болеем.
Лиса расслабилась. Действительно, откуда этой тихой мышке быть знакомой с целителем, у которого лечилась вся верхушка Гильдии.
И. А. Артамович.
Если точнее, Илья Андреевич.
Невысокий молодой мужчина с залысинами на голове и небольшим брюшком, придающим солидности и респектабельности. Он действительно был отличным врачом и умел хранить чужие тайны.
Лиса до сих пор помнила его понимающий взгляд и тихие слова: «Мы позаботимся о вас, Лариса Дмитриевна. И о вашем сыне. Можете нам доверять».
Нельзя! Лиса точно знала, что теперь она может положиться только на саму себя.
Василек отныне зависел только от своей матери.
— Лиса, - Варя дернула молодую женщину за рукав, - Ты чего?
Та вздрогнула, как от удара и перевела на девушку невидящий взгляд, но буквально через мгновение опомнилась и весело заулыбалась.
— Да, так, ничего. Вспомнилось кое - что.
— У тебя такой вид был жуткий! – буркнула Варя, поежившись.
Это что же должно было такое вспомниться, чтобы выглядеть, словно в чистилище, когда видишь перед собой все свои грехи и понимаешь, что прощения нет?
— Что еще пишут? – Лиса фальшиво улыбнулась, но глаза оставались серьезными и задумчивыми.
Варвара уткнулась в газету.
— Да так, по мелочам. Наконец-то объявили об открытии Турнира, через две недели как раз. Будешь смотреть? Я прошлую церемонию открытия по телевизору видела – очень красиво было…
Слушая краем уха пустой треп своей подруги, Лиса все думала об Артамовиче.
Как написано в статье – попал под машину.
Но это действительно случайная и нелепая смерть, или ему кто-то помог?
Ведь тогда… Тогда Лиса даже подозревала, чьих это рук дело.

Всю дорогу домой известие о смерти целителя не выходило у рыжей из головы. Ни в метро, ни в автобусе она так и не могла отделаться от мысли, что Артамович умер не своей смертью.
Конечно, никаких доказательств у женщины не было, да и причин смерти у Ильи Андреевича – немало.
Но все - таки, но все - таки…
Выходя из лифта, рыжая столкнулась с молодой женщиной в дорогой норковой шубе.
— Как удачно я тебя застала, - проговорила та, провожая взглядом закрывающиеся двери лифта.
— Извини, я задержалась на работе! – начала было Лиса, но женщина ее перебила:
— Лара, Васильку нужна помощь. Не моя, я тут мало что могу сделать, ему нужна профессиональная помощь целителей.
Лиса горестно вздохнула и провернула в пальце связку ключей. Она и сама знала, что своими силами Васильку не помочь.
— Ты же знаешь, что наши его лечить не будут, - тоскливо ответила рыжая.
— Езжай за границу. Попроси у родителей деньги и вылечи ребенка там.
Попроси? Это легче сказать, чем сделать.
Лиса прекрасно знала, что ни мать, ни тем более отец, на Василька не дадут ни копейки.
Рыжая нехотя кивнула, принимая совет знакомой, но твердо зная, что последовать ему, даже если захочет, - не сможет. Родители откажутся помочь, а больше у Ларисы не к кому обратиться за финансовой помощью.
Не к отцу же Василька!
— И вот еще, Лар… Моего мужа отправляют в командировку, он хочет, чтобы я поехала с ним.
— Надолго? – Лиса начала прикидывать в уме – пару недель, чтобы посидеть с сыном, она сможет взять за свой счет.
— На год.
— На год? - ошарашенно повторила за ней Лиса, - И когда вы…
— Через два месяца. Но это уже решеное дело, - женщина извиняюще пожала плечами, - прости, что так получается, но ты же сама знаешь, я не могу оставить мужа.
— Да, да, знаю. Спасибо, что предупредила заранее, я попробую найти другую няню для Васи.
Женщина дотронулась до рыжей.
— Лар, я попробую поговорить со своими знакомыми, может, еще кто захочет помочь.
Лариса горько усмехнулась про себя.
Чтобы женщины высшего света Гильдии работали нянькой у…
У кого?
У мальчика, от которого отказался родной отец, обвинив Ларису в измене?
Даже если бывшие подруги и захотят помочь Ларисе, то против Артура никто не пойдет. Тот официально вышвырнул ее с сыном из своей жизни, и с этим фактом будут считаться все.
— Если не получится – не переживай! – Лариса ободряюще улыбнулась подруге, - Я найду выход!
Кивнула той на прощание и заспешила к своей квартире. Услышала, как за спиной открылись двери лифта, но не оглянулась.
Уже поздно вечером, когда сынишка был накормлен и уложен спать, в квартире Ларисы раздался телефонный звонок. Рыжая как раз направлялась в ванную.
Увидела, кто звонит, и уже хотела сбросить, чтобы не отвечать, но женщина прекрасно знала, что звонящая не успокоиться, пока Лариса не ответит.
— Лара? – жесткий сухой голос матери колол даже на расстоянии, - Как твои дела?
— Все хорошо, мама, спасибо, – холодно проговорила женщина.
— Ты живешь… нормально? – прекрасно зная, что дочь отстранена от финансов семьи, мать не могла назвать ее жизнь хорошей. Поэтому – нормально было самым лучшим эпитетом.
— Да, спасибо за беспокойство, - вежливость превыше всего, это было вбито Ларисе с раннего детства, - Я устроилась на работу.
— На работу, - едва слышно повторила за ней мать, словно признавая бедственное положение дочери.
С последнего разговора прошло больше трех лет и родители попросту не интересовались жизнью Ларисы после того как выяснилось, насколько «мерзкий поступок» совершила их дочь.
— Лара, мы тут поговорили с отцом и решили…, - мать долго молчала в трубку, подыскивая правильные слова, - Мы решили простить тебя.
— Что? - У Лисы даже в горле пересело от неожиданности.
— Мы не можем допустить, чтобы наша родная дочь жила как…
— Как обычный человек.
— Как нищенка. Поэтому мы готовы простить тебя и позволить вернуться.
— Вернуться мне или нам? – осторожно перепросила Лариса.
Мать мигом вызверилась.
— Не надейся, что твоего щенка мы тоже готовы принять! В нашей семье никогда не будет таких… выродков, - она выплюнула последнее слово.
— Мама, это мой сын! – тихо, но четко произнесла Лиса.
— Да, я помню, - женщина мигом успокоилась, - Мы даже об этом подумали. Твоего… сына примут в закрытом пансионе. Ему дадут хорошее образование в соответствии с его возможностями.
Лиса закрыла глаза.
— И где находится этот пансион?
— На Камчатке. Там отличное образование, к тому же дальневосточному отделению Гильдии всегда требуются новые сотрудники.
Лиса открыла глаза, в них стояли слезы, но голос был твердым.
— Спасибо, мама, я была рада узнать, что у вас все хорошо.
— Ты отказываешься? – мать была удивлена, услышав ответ Лисы.
— До свидания, мама, - женщина хотела уже положить трубку, но затем решила еще кое-что уточнить, -
— Этот пансионат подобрала ты сама или…
— Нет, Артур милостиво помог нам с выбором.
Значит, Артур?
— Спасибо, что позвонила, мама. Всего доброго.
Лиса положила трубку и невидяще уставилась в стену.
Семья так яростно пыталась избавиться от ее сына, что даже готова отправить на Дальний Восток, где проходят регулярные столкновения с китайскими вампирами. И им совершенно плевать, что мальчику только - только исполнилось четыре года.
Что ж, Артур действительно готов все отдать за право назваться Главой Гильдии.

@темы: серия Пешка в чужой игре